Сталкер - еженедельный обзор российского интернета
ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО РОССИЙСКОМУ ИНТЕРНЕТУ
Сталкер


RB2 Network

RB2 Network

Гостевая книга

АРХИВ

Б.Левин. Хождение за три моря

А.Жусупов. Оптимальные формы мышления

А.Силаев. Что ты, сука, понимаешь в котятах?

А.Ферапонтов. Столбистские байки

В. Габелев. Школа выживания. Как прожить в Москве без денег

А.Силаев. Мелкое преступление, гуманное наказание

А.Бабий. Сталкер

В.Габелев. Миниатюры

Л.Петренко. Духовные корни столбизма

Е.Цывунин. Что такое интернет-маркетинг

Е.Цывунин. Счетчики и статистика на красноярских сайтах

В.Габелев. Стихи

Отец Федор (Романюк). Ленин (с христианской точки зрения)

Фотоконкурс!

В.Горелик. Последний

О.Самойленко. Большой ринг

Н.Л.Терский. Столбы и национальная культура

А.М.Жусупов,.Е.И. Крамида. Некоторые актуальные задачи современности

Серго и Чиж. Грушинский фестиваль

Илья Наймушин. Help!

Лилия Подберезкина. О языке столбистов

Виталий Шленский. Хайямизмы

Мемориал В.Теплыха

Евгений Данилов. У пиратов длинные руки, но короткие ноги

Сергей Калинин, Владимир Фриденберг. Чтоб не пропасть поодиночке...

Молодые художники Красноярска

Персональная выставка Василия Слонова

Безумству храбрых поем мы песню

Витая пара, или как купить хаб в Красноярске

Обеспечение электромагнитной безопасности при эксплуатации компьютерной техники

Роберт Кроль. Бенешовские хроники. Часть 1.

Роберт Кроль. Бенешовские хроники. Часть 2.

Роберт Кроль. Бенешовские хроники. Часть 3.

Роберт Кроль. Бенешовские хроники. Часть 4.

Роберт Кроль. Бенешовские хроники. Часть 5.

Роберт Кроль. Бенешовские хроники. Часть 6.

Двигатель вашей сети

Сергей Косыгин. Бег.

Go! Go! Go!
Русский Журнал
EZHE PRAVDA

<< | Точки на карте | Красноярск | Мысли вслух | MrDeSign | Ace | Кампусные сети | Гость | >>

19 апреля 1999 года

Гость

Алексей Бабий

СТАЛКЕР

(рассказ)

За окном строят дом. И, как всегда, медленно строят. И на кухню приходится входить по-прежнему: немного боком, и сидеть приходится спиной к окну. Жена вертела пальцем у виска: не все ли равно, где сидеть. Не все равно. Поди, объясни ей сталкерские тонкости. Окно - это опасность. Не всякое, но именно это. В ясную погоду из него виден трамплин, а это запрещено инструкцией 1/34. Вот достроят дом, закроют сопку, и будем сидеть где угодно. И даже можно будет летним вечером облокотиться на подоконник, подставить лицо последним лучам солнца и тихо покейфовать, не заботясь о блокировке.

Опасность бывает трех видов. Первый - стационарные физические зоны: трамплин, пляж, автобус номер три, конференц-зал, кафе "Льдинка" и прочее, всего около двухсот. С ними все довольно просто. Фонил стул в кабинете - попросил завхоза убрать. Фонит столик в буфете, тот, что в углу - ни под каким предлогом туда не садишься. Кафе "Льдинка" огибается за два квартала. В центре города вообще довольно много зон, и иногда приходится, по инструкции, прокладывать головоломный путь там, где напрямую - пять минут ходу.

Зона опасна потенциально: можно проходить ее раз и два и три без последствий. Но в "цатый" раз она схватит за горло. Неожиданно. Это всегда бывает неожиданно, хотя потом, при разборе, оказывается, что это не было случайно. Что была проявлена халатность и безответственность, и зона этим воспользовалась.

Инструкция 2/130. Использование автобуса номер три.

1. Использование разрешается только в режиме блокировки.

2. Запрещается находиться:

- в "Икарусе" на передней площадке;

- в "Лиазе" - на задней в углу.

3. Ориентация: две остановки - влево по ходу, потом две - вправо, далее и до выхода - влево.

4. Запрещается проезд до конечной остановки как в ту, так и в другую стороны.

Эта инструкция, как и другие, досталась потом и кровью, сбоями и ошибками. После разработки инструкцию следует прочно забыть, а затем неукоснительно соблюдать. Это существенно. Инструкция должна быть забыта, поскольку она сама становится частью зоны. Ориентируясь в автобусе, обходя стороной конференц-зал, садясь спиной к трамплину - делай это автоматически. Не дай Бог осознать, что это - зона, что ты ее обходишь и по какой инструкции обходишь. Не дай Бог осознать, что сегодня восемнадцатое (точнее, ты можешь это знать и подписывать документы: "18.04", но ты не должен осознавать это).

Это - самое трудное, если не считать блуждающих зон. Вы попробуйте хотя бы пять минут НЕ ДУМАТЬ о белом слоне, и тогда вы кое-что поймете. Но не все. Представьте теперь, что этот белый слон топочет за вами с целью раздавить, а вы, НЕ видя его и НЕ слыша, а главное, НЕ думая о нем, должны от него увернуться. Вот это и есть суть сталкерской жизни. "Да и нет не говорите, черно с белым не носите. Вы поедете на бал?" - "Ни в коем случае. Я следую к месту работы, используя автобус номер три в соответствии с инструкцией 2/130, которую забыл, включая ее номер. Дата, которую я не осознаю, - восемнадцатое апреля. Блокировка осуществляется посредством чтения газеты "КоммерсантЪ". Блуждающие зоны отсутствуют. Расчетное время прибытия на рабочее место - 8.25".

Вот так. Это называется - четкая работа. Как в компьютерной игре, когда ведешь нарисованного человечка через лабиринты и опасности. Только там знаешь, сколько "жизней" дано твоему человечку, и после ошибки просто начинаешь все заново. Тут - никогда не знаешь, удастся ли на этот раз собрать себя по кусочкам: склеить, свинтить, смазать, заменить севшие аккумуляторы и поставить на рельсы. Никогда не знаешь, чем кончится на этот раз, когда ты ничком лежишь на диване. Может быть ты встанешь, и выйдешь в дверь, и поедешь на работу. А может быть, просто выйдешь в окно с шестого этажа, поскольку кругом цугцванг и пора очередную духовную смерть поменять на полноценную физическую.

Да. На работе проще всего, и она спасает. Компьютер, чвиркая дисководом, как майский соловей, высвечивает на экране список дел на сегодня, и ты с нетерпением вгрызаешься в первое: самое приоритетное, самое срочное. А еще телефон. Да. Слушаю вас. Конечно. Безусловно. Мы, со своей стороны. Конечно. Присылайте. Всего доброго... ...Да. Слушаю вас. Конечно. Ни в коем случае. Мы, со своей стороны. Конечно. Всего доброго... Левая рука держит трубку, правая работает на клавиатуре. Ни одна минута рабочего времени не должна пропасть. Пока принтер с писком выбрасывает напечатанные экземпляры договора Б-28/11, готовятся к вводу акты по договору Б-14.

О'кей. Это бизнес. Время расписано до минуты, дело цепляется за дело, разговоры рождают документы, документы рождают новые дела, и под водопадом дел крутишься, как мельничное колесо, и проскакиваешь зоны, как будто их и нет вовсе. Впрочем, сегодня нужно быть начеку. Не забывай - сегодня восемнадцатое. В смысле: забудь, что сегодня - именно восемнадцатое.

И вот - накликал. Еще только постучали в дверь, еще только спросили: "Можно?", а счетчик Гейгера внутри уже зашкаливает: опасность! Да, да, говорит он, садитесь пожалуйста. Да, говорит он, в общих чертах мы с вашим руководством договорились.

Он делает ошибку: "качает" приметы. Блондинка. Мимо. Жакет. Мимо. Сумочка. Мимо. Голос. Голос!

Это опасность второго рода: блуждающая зона. Ты едешь себе в автобусе: маршрут безопаснее некуда, стационарных зон и в помине нет, смотришь себе в окно - а там серое пальто! Или разговариваешь с человеком, а он тебе: "Феноменально!". И все, выноси вперед ногами. Тут важно вовремя сгруппироваться, принять удар, а далее - по инструкции.

Инструкция 3/04. Отработка блуждающей зоны.

1. Локализуй зону. Видишь - закрой глаза. Слышишь - заткни уши. Ощущаешь - отдерни руку. Находишься рядом - уйди. Помни: долгий контакт с зоной неизбежно приводит к резонансу.

2. Уничтожь зону (см. приложение).

3. Используй отвлекающий маневр (по ситуации).

4. Запрещается: анализ, прокачка, углубление темы, ассоциативные связи.

Локализуем зону.

Прошу прощения. Одну минуту. Я сейчас. Девочки, займитесь человеком. Да, у меня в кабинете. Да, оговорили, осталось подготовить документы. Ничего, справитесь. Ну плохо мне, ясно? Может мне быть плохо?

Так. Теперь не останавливаться. Гнать и гнать. Уничтожение зоны; пункт пятый приложения к инструкции 3/04: поток информации. Телефон. Записная книжка. Поехали.

Але. Да, это я. Не нуждаетесь ли вы... Да, начинаем поставлять. Ну, я думаю, рублей по пятьсот. Пойдет? Говорите реквизиты. Готовим договор.

Але. Добрый день. Ну, конечно, я. Да что вы говорите! Вхожу в дело. Десять процентов мои, я вам сбыт гарантирую. Годится? Ну все, оформляйте.

Это бизнес. Это бурная река. Это звонки, связи, информация, решения. Главное - не деньги, главное - умение их делать. Работа до вечера, так, чтобы придти домой, поесть и рухнуть. Жена ворчит, но он-то знает, как лучше. Белый слон пройдется и по ней. Знай свое место, женщина, и не мешай. Ведь в бурную реку бизнеса бросаешься, увы, с одной мыслью: то, что утонет - не сгорит.

Але. Да, я. Нет, станками я не торгую. Да я просто в них ничего не понимаю. Честное слово. У меня своя специализация. Извините. Всего доброго.

Так. А вы откуда? А, ну да, конечно. Но мы ведь закрываем акты в мае. А, срочно нужно расстаться с деньгами. Сегодня, до двенадцати. А мне-то зачем ехать? А, понял. Ну, поехали. (Шикарный отвлекающий маневр!). Стоп, а куда вы меня везете? Нет, давайте через Коммунальный. Ну и что, что через Октябрьский ближе.

Ну вот, попробуй, объясни им. Вот это влип. Октябрьский мост: раз. Блуждающая зона не отработана до конца: два. А главное - восемнадцатое. Восемнадцатого надо быть - ниже воды, травы, тише травы, а он поперся в самое пекло. Ничего себе отвлекающий маневр.

А может, пронесет?

Не пронесет. ОНА уже чувствуется. ОНА всегда начинается с сердца, и сердце наполняется режущей болью, и кажется, что оно стоит, хотя на самом деле, оно бешено колотится; но что-то делается со временем, и кажется, что от толчка до толчка проходят минуты. Руки и ноги становятся ватными, а голова горячей, тяжелой и пульсирующей. ОНА уже внутри, ОНА владеет всем телом, а он съежился до размеров горошины в уголке собственного мозга и обреченно следит за происходящим. Каюк. На этот раз он продержался восемь месяцев. Он очень даже неплохо держался эти восемь месяцев. Ну, а теперь - каюк.

На первом же светофоре за мостом он открывает дверь и вываливается наружу. Что? Куда? Какие акты?! Да идите вы со своими актами! Просил же вас, как людей: через коммунальный! Да сами вы психи!

Он идет тупо, прямо и целеустремленно. Он режет углы, прыгает через оградки, и дыхание у него тяжелое, как во время болезни. Впрочем, почему - "как"?

Он входит в подъезд, и жмет кнопку долго и безуспешно. Конечно, с чего бы она была дома. Рабочий день в разгаре. Он трогает ручку двери, и знакомое ощущение этой ручки срабатывает как детонатор:

На трамвае ли качу, еду ли в авто, все глазами я ищу серое пальто. Раз уж к слову мне пришлось, высказать готов: сколько все же развелось сереньких пальтов! Телеграмму я отбил прямо в Минлегпром: много раз обманут был серым я пятном. От природы близорук, вздрогну: нет, не та... А, как едешь, все вокруг серые пальта! Оттого и грустно мне: я ж мечтал о том, чтоб побыть наедине с серым тем пальтом. Я ж с утра и до темна вспоминаю ту, что была облачена в серую пальту. Но, в автобусе ль качу, еду ли в авто - безуспешно я ищу серое пальто... Восемнадцатое апреля: "А у тебя глаза, оказывается, зеленые"- "Ну и что?" - "Как что? Не положено!". Все, что скажешь, я пойму, что не скажешь - тоже: "Это все нам ни к чему...". Ни к чему. И все же... Трамплин. Треугольник родинок на щеке. Под ладонью моей так щека твоя прохладна. Будем ПОСЛЕ умней: подожди немного, ладно? "Ты знаешь, болезнь стала хронической". Заколки дело довершат: ты, наконец, откроешь шею. И я любуюсь, не дыша: ну что поделать, я немею. Ну что поделать, я люблю тебя от пяток до макушки, и, как умею, я пою твои прозрачные веснушки. "Фи!"- добавила королева - "Феноменально!". Тащат вальта: отрубать ему голову. Нет головы: уж полгода потеряна! Что ж, королева, найдете другого вы - этот уже не внушает доверия. Нету меня - лишь ухмылка болтается. Правда ухмылка совсем не чеширская: Эта ухмылка упорно пытается выглядеть бодро, хоть носом и швыркает...

Каюк, каюк, думает он. Ну, все. Сижу тут до вечера. Пока не придет. Нет, не могу. Еду к ней на работу. Ну и что. Нет, не еду. Еду обязательно. Все можно поправить. Ничего поправить нельзя. Только не это. Не надо повторять. Уходя - уходи.

Я пил горячий шоколад и лопал взбитые я сливки. Но был в душе, увы, разлад, а мысли скомкались и слиплись. Ну много ль в сливках вкусноты? Не в этом суть деликатеса. Коль не сидишь напротив ты, в нем вовсе нету интереса. Но я опять сидел один, и лез рукой в карман нагрудный, и щупал нитроглицерин - уж очень вдох давался трудно. А тут - ну, как удар в поддых: с морским каким-то офицером вошла и села... нет, не ты, но вот в пальто таком же сером.

И невозможно оставаться... И невозможно убежать...

Цугцванг. Кругом цугцванг.С ней нельзя. Без нее нельзя. В окно с шестого этажа тоже нельзя. Вычислено и выверено: оптимальный вариант - сталкерский. Ты выкатил шар из ямы, спихнешь - придется вытаскивать опять. Вставай, Сизиф недобитый. Тебя ждут акты. Между прочим, на десять тысяч. А время без пяти одиннадцать. А видеть ее ни в коем случае нельзя: потом никакая блокировка не поможет. Вставай, сталкерюга! Вынимай двушку. Набирай. Набирай, не тяни. Вот так.

Але. Да, я. Извините, я немного тут... Да понимаю я... Да, извините... Сейчас приеду. Готовьте акты. Да нет, я такси возьму.

Белокуриха, 18 апреля - 8 мая 1990

 << |Точки на карте | Красноярск | Мысли вслух | MrDeSign | Ace | Кампусные сети | Гость | >>


  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100