Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 9 февраля 2000 года >>

Мысли вслух 

Интернет большой и маленький

Лирическое отступление о лирических отступлениях

Если бы лет тридцать назад существовали фан-клубы, я бы вступил в два из них. В фан-клуб «Бриллиантовой руки», которая тогда только-только вышла и которую я знал наизусть, и в фан-клуб Ильфа и Петрова. Я вертел ильфопетровские фразы так и сяк, пробовал на вкус, зуб, запах и цвет, я исследовал их устройство, пытаясь понять, почему они такие легкие и воздушные, а мои – неуклюжие и громоздкие. Я переписывал свои рассказики по тридцать-сорок раз, пытаясь приблизиться к легкому и непринужденному стилю «Двенадцати стульев». Иногда это даже получалось:о). 

Особенно мне нравились у Ильфа-Петрова лирические отступления – то о заколоченных дверях, то о статистике, которая знает все, то о роли Васисуалия Лоханкина в истории. А вот это отступление сразу поразило меня своей глубиной и жесткостью:

Чем только не занимаются люди!

Параллельно большому миру, в котором живут большие люди и большие вещи, существует маленький мир с маленькими людьми и маленькими вещами. В большом мире изобретен дизель-мотор, написаны «Мертвые души», построена Днепровская электростанция и совершен перелет вокруг света. В маленьком мире изобретен кричащий пузырь «уйди-уйди», написана песенка «Кирпичики» и построены брюки фасона «Полпред». <…>

И пока в большом мире идет яростная дискуссия об оформлении нового быта, в маленьком уже все готово: есть галстук «Мечта ударника», толстовка-гладковка, гипсовая статуэтка "Купающаяся колхозница" и дамские пробковые подмышники «Любовь пчел трудовых».

Зеркало миров

Так оно и есть. Как в реальном мире, так и в виртуальном. А, собственно, с какой стати в Интернете все должно быть иначе? Интернет – это просто зеркало, в котором мы все отражаемся такими, какие мы есть. И потому есть Интернет большой и Интернет маленький.

В большом Интернете люди изобрели «Yandex» и «Вести.ру». В маленьком – «Самый кульный список халявных линков» и страничку Васи Пупкина.

В большом Интернете люди создают онлайновые сервисы. В маленьком – боевые хацкеры пытаются сломать все, что сделано в большом.

В большом Интернете команды специалистов создают сложные корпоративные сайты. В маленьком – клепают трехстраничные интернет-визитки по пятьсот рублей за штуку, с грамматическими ошибками.

В большом Интернете люди занимаются электронной торговлей. В маленьком – создают сайты с советами «Как заработать кучу денег в Интернете, ничего не делая» и делают бизнес на кликах по порнушным баннерам.

В большом Интернете знают цену слову и применяют его по назначению. В маленьком любят кричать «маздай» по любому поводу, разводить матерный флейм в гостевых книгах и проводить ковровые мэйл-бомбардировки неугодных личностей.

В большом Интернете тщательно планируют рекламную кампанию. В маленьком старательно изучают способы накрутки счетчиков.

В большом Интернете речь идет об инвестициях. В маленьком - о том, где чего можно взять на халяву.

В большом Интернете тщательно выверяют каждую буковку в тексте. В маленьком валят в сеть все подряд: сплетни, безграмотные сочинения, голых баб и ворованные тексты.

Кстати, в маленьком Интернете очень любят воровать. В большом Интернете тоже, бывает, вспыхивают скандалы из-за авторских прав, но часто даже после длительных разборок ни «вору», ни «пострадавшему», ни многочисленным зрителям и судьям неясно, а был ли все-таки факт воровства или было неправильное понимание интеллектуальной собственности обеими сторонами. В маленьком же Интернете прут все, что ни попадя, благо лежит все плохо, подходи и бери.

Тараканы и титаны

Вся штука в том, что большой и маленький Интернеты живут очень тесно, намного теснее, чем большой и маленький оффлайновые миры. В Интернете все доступно и близко. Человек, не отличающий хита от хоста, запросто может наехать в мэйл-листе на специалиста по баннерной рекламе. И никто слова не скажет, поскольку демократия. Какой-нибудь Уебстер может за час сломать то, что многие люди строили месяцами. И большой Интернет будет долго выяснять с помощью голосовалок, пожалеть его или пожурить – при том, что на этот счет есть совершенно конкретная статья в УК. 

Маститые обозреватели упражняются в остроумии по поводу васипупкинских страничек. В результате разносов эти убогие творения взлетают на самые верхушки топ-листов, а их авторы становятся, хотя бы на пару недель, знаменитыми.

Некогда элитные интернетовские сообщества наводняются странными созданиями, искренне считающими спам директ-мэйлом, а все, что плохо лежит – своим. Недавно из ЕЖЕдвижения с позором изгнали плагиатора. Если не ошибаюсь, впервые за всю историю движения – не потому, что раньше там плагиаторов любили, а потому, что раньше их, по определению, среди ЕЖЕй быть не могло. Но тут лучше процитировать Игоря Ворошилова

«Один - своровал, положил и радешенек до потери пульса этим обстоятельством. Другой при этом начинает раскрутку себя любимого, нимало не смущаясь тем обстоятельством, что и без того замусоренная Сеть изобилует "девками в бане" и прочими "лучшими фотками". Но, самое _хреновое_ (сорри) - то, что им по фигу наши старания. Это - тараканы, живущие крошками с рунетского стола. Любой человек, если ему не нужны насекомые, тараканов "Дихлофосом" и "тараканьими домиками" изничтожает. Жаль, что для Сети таких средств не придумано».

Абсолютно с Игорем согласен. Хотя средства на самом деле придуманы: есть, например, Доска позора, СПАМэпидемстанция. Да и в мэйл-листах порой модераторы вспоминают о своем предназначении. Есть «Дихлофос» в нашем королевстве... Но я-то о другом: плагиатор сей, кажется, не был злостным негодяем. Он совершенно искренне считал, что он не делает ничего плохого. И вот он прямо с таким поним