Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 10  февраля 2000 года >>

Гость

От Сталкера. История вычислительной техники, вроде бы такая недавняя, на самом деле уже от нас очень далека. Страшно сказать, я видел живую ЭВМ первого поколения и программировал машины второго поколения. А до пенсии мне еще шагать и шагать...  Периодически я будут публиковать воспоминания бойцов былых лет - просто, чтобы эти воспоминания сохранились, чтобы нынешние программеры, юзающие навороченные тачки, знали, как оно было каких-нибудь двадцать лет назад. Сергей Гамзиков вдохновился нашим с Робертом Кролем сочинением на ту же тему и дополнил картину новыми подробностями.

Сергей Гамзиков 

Этапы небольшого пути, или как я стал программистом

Начнем, пожалуй, с того, что я сейчас не совсем программист. Сейчас я начальник над программистами, в большей степени администратор (найти подешевле, выбить деньги, и прочие прелести административной деятельности).  А навыки программирования, и довольно приличные, дали понимание того, чего я не встречал у многих моих знакомых руководителей отделов предприятий, так или иначе связанных с обработкой информации. Я знаю, как это все работает изнутри, четко представляю возможности аппаратуры, успешно отстреливаюсь от недобросовестных продавцов, могу оценить время и труд, затраченные на разработку приложений и их качество. В общем, работа программиста дала мне:

1. Умение очистить от словесной шелухи проблемы пользователей и строить четкие алгоритмы решения различного рода задач;

2. Невозможность развешивания лапши на мои ушах пришлыми разработчиками и собственными программистами;

3. Знание возможностей приложений, работающих на предприятии, позволяет легко отбиваться от несуразных запросов руководителей разного ранга, которых в нашей маленькой конторе превеликое множество...

А сейчас что было до зачатия...

С шедеврами советской вычислительной техники я познакомился в раннем детстве моя мама работала начальником химической лаборатории на небольшом золотодобывающем руднике в Забайкалье, где с позднего младенчества я жил. С позднего младенчества потому, что родился я в южных широтах России, в Ессентуках, где и прожил с бабушкой до 2-х лет.

Моей маме приходилось много считать и поэтому у нее на работе было целых два железных «ФЕЛИКСА». Один был черного, другой салатного цвета, так вот этот салатный «ФЕЛИКС» был самым симпатичным «ФЕЛИКСОМ» в моей жизни. Это было дикое наслаждение пощелкать рычажками, повертеть ручку, при вращении которой мой друг «ФЕЛИКС» издавал замечательные звуки: «хряп-хряп-хряп», а если покрутить подольше раздавался не менее приятный звук «дзинь». Когда надоедали «хряпы», я докручивал ручку до «дзинь» и «дзинькал» пока не получал от отца подзатыльник, который являлся в ту пору единственным результатом многотрудных вычислений «хряпов» и «дзиней». А получал я его потому, что после эксплуатации «процессора» «ФЕЛИКСА» в столь напряженном режиме, отцу приходилось его чинить с помощью отвертки, пассатижей и некоей новой матери в мой адрес. Позже я перешел на более современную технику, по-моему, она называлась «ВК-1», имела серое с искоркой тело, но увы не «хряпало», а тихо щелкало, и «дзинь» у него был противный, поэтому в моей предыдущей программистской жизни этот аппарат был отвергнут напрочь. Любимым аппаратом остался «ФЕЛИКС», который и заложил в меня еще неосознанные инстинкты программиста.

Примечание Сталкера. Боюсь, многие уже не представляют себе, что такое "Феликс". Поэтому я откопал у себя на сайте фотографию человека, работающего не "Феликсе". Этот человек, как ни странно, я сам:о) Итак, на фото не Сергей Гамзиков, а юный Сталкер. А "Феликс" - это то, что он (то есть я) крутит (в смысле кручу), но не добиваясь мелодичного "дзинь", а рассчитывая коэффициенты корреляции. Обратите внимание на то, что  размерами "Феликс" несколько меньше ноутбука, но несколько больше Cassiopea. Кстати, дополнительные сведения о "Феликсе" можно найти в работе "Я и ЭВМ трех поколений".

Можно вспомнить школу, где нас учили перекладывать косточки на счетах, здоровенных таких, выше меня по-моему раза в два, но эти годы прошли вне вычислительного процесса и не оставили заметного следа в наследственной памяти.

Первое знакомство

До 23 лет я оставался в неведении относительно того, что заложил в меня великий и могучий «ФЕЛИКС». Первое осознание того, что со мной не все в порядке, я получил, когда учился в КИЦМе на горном факультете, по-моему на 3 курсе, когда начался курс «Автоматизированные системы управления». Как сейчас помню, наша группа пришла в залитую солнцем аудиторию, где стояли странного вида серые ящики с огромным количеством дырок на верхней плоскости. Еще к этим ящикам был подключен осциллограф с круглым экраном, размером с небольшое блюдце, а рядом в ящике лежали прелюбопытные фишки, которые нужно было вставлять в эти дырки. Понимание этого пришло интуитивно, и тут же возникла необходимость реализации понимания. Таким образом я неосознанно реализовал одну из основных заповедей программиста сначала попробовать, инструкции прочитать никогда не поздно. Попробовал. Фишки прекрасно втыкались в дырки, прекрасно вытыкались и за этим увлекательным занятием я пропустил все объяснения преподавателя. Когда передо мной на стол лег листок с заданием, я тупо глядел на кривую, которая была нарисована на листочке, и мучительно соображал, где все это должно получиться. Пришлось спешно искать мануал по этому агрегату и выяснять, чего же от меня хотят. Оказалось немногого. Нужно было воткнуть фишки таким образом, чтобы загогулина, изображенная на бумаге, появилась на экране осциллографа. Не помню уже сейчас всех деталей процесса, но точно знаю, что решилось все это на уровне подсознания (слава великому «ФЕЛИКСУ»!) и в течение по-моему трех минут я воткнул фишки туда, куда надо и включил агрегат. Результат меня не потряс, но загогулина была такой же, как и на бумаге. Поскольку я работал в полном одиночестве (остальные по двое), а времени до конца этой последней пары оставалось более часа (шел первый час пары), я тихонько пошел к преподавателю и сказал, что все сделал. Он удивленно посмотрел на меня, оглядел галдящую аудиторию, взлетающие в воздух и падающие на пол фишки, подошел к моему агрегату, увидел кривую, сказал что все ОК и отпустил меня домой. А поскольку в кармане у меня было 10 рублей и мелочи рубля три, и дома особо делать нечего, я зашел в пивной бар, что на Красноярском рабочем, возле магазина «ОКЕАН» и с чувством отметил свои первый успех в программировании. Уже гораздо позже я понял, что это был аналоговый процессор, модель его я так и не узнал, но первый успех уже лежал в копилке подсознания и ждал своего часа.

Следующим аппаратом был уже цифровой агрегат «Электроника какая-то». Этот агрегат выглядел как здоровенный калькулятор, желтого цвета с двумя клавиатурами и ламповым, по-моему 12-разрядным ламповым дисплеем (или не дисплеем?). Циферки в окошках были оранжевого цвета и послушно менялись при нажатии соответствующих кнопок на клавиатуре. Преподаватель что-то нудно бубнил, было абсолютно неинтересно и мы с соседом обсуждали животрепещущий вопрос доставания пива (была весна 1980 года, с пивом была напряженка). Этот агрегат не оставил заметного следа в моей жизни, но с его младшей сестричкой «Электроникой Д3-28» я познакомился очень близко, собственно с нее началось мое рождение как программиста. Но об этом позже. После этого «цыпленка» я познакомился с «НАИРИ-К», даже что-то там писали на ее языке. Помню только два оператора: ВВ ввести и ВЫВ - вывести. Рядом с «НАИРИ-К», этаким пультом управления синего цвета, размером с огромный письменный стол, грохотал «КОНСУЛ», который был одновременно вводом и выводом. Это чудо техники имело 4К памяти, это я помню точно, но почему-то не понимал, почему в одном КИЛОбайте не 1000 байтов, а целых 1024. До двоичной арифметики мне было еще далеко и все это я принял на веру: если 1000=1024 то значит так надо.

Мой последний институтский опыт знакомство с ЕС-1022, которую недавно установили в институте. Я делал какой-то курсовой, там все было связано с определением качества железной руды, и там что-то нужно было подсчитать. Мне было приказано руководителем воспользоваться симплекс-методом, для чего нужно было данные разместить в определенного вида таблице. Таблицу я клепал 2 дня, после этого на третий сдал ее на ВЦ, а на четвертый получил результат. Меня потрясли и скорость обработки (сдал в 4 вечера, ВЦ работал до 5, а утром в 8 имел результат) и собственно результат.

На грязно-желтом листке размером с шоколадку я узрел единственный символ:

 

Это потрясло меня настолько, что я больше до 1987 года не имел дел ни с одним вычислительным агрегатом, который был бы сложнее калькулятора.

Примечание от Сталкера. О, я понимаю Сергея. Я бы на его месте поступил так же. А впрочем, я и был на его месте однажды. когда оказалось, что две третьих равно трем четвертым:о)


Анонс от Сталкера:12 февраля - " Точки на карте"

Затравочка: " А что, идея показалась мне очень даже неплохой. Стало быть, начинаем...""

<< 10 февраля 2000 года >>

  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100