Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 31 мая 2000 года >>

Гость

Валерий Кузнецов

Фаталист

Непопулярный нынче Ф.Энгельс сто пет назад сказал: история делается таким образом, что конечный результат всегда получается от столкновения множества отдельных воль; причем каждая из них становится тем, чем она является, благодаря опять-таки массе других жизненных обстоятельств. Сложением этих многочисленных обстоятельств предопределяется как история в целом, так и судьба каждого в отдельности.

Так получилось, что я - совершенно случайно и в очень незначительной степени - оказался свидетелем истории, подтверждающей вышесказанное. Многого, правда, я уже не помню, но то, что помню, выглядело так...

Он был мужем моей университетской преподавательницы. Все парни из нашей группы по ней вздыхали - разумеется, совершенно бесперспективно. Маргарита Сергеевна окончила МГУ, училась вместе с Фазилем Искандером, известным тогда всем студентам по прикольному «Созвездию Козлотура». Маргарита Сергеевна была аристократична, остроумна и хороша собой. К нам относилась дружески, иногда приглашала к себе домой. С нею можно было говорить на любые темы, петь полузапрещенного Высоцкого, запрещенного Галича и пить хорошее вино. Ее муж Митрофан Иванович - юрист, профессор - с удовольствием слушал песни, рассказывал политические анекдоты и с юмором комментировал наши неуклюжие попытки ухаживать за его женой.

Распрощавшись с радушными хозяевами, мы шли по ночному городу и совершенно искренне недоумевали, почему такая обаятельная женщина вышла замуж за старика.

Защитив диплом и распределившись на Север, я был приглашен Маргаритой Сергеевной на прощальный ужин. Мы были втроем: она, Митрофан Иванович и я. Говорились добрые слова, поднимались тосты... Митрофан Иванович, легонько покачивая в ладони фужер с вином, спросил:

- На кой тебе сдался этот Север? В твоей судьбе он ничего не изменит. Способности, карьера, планы - понятия совершенно абстрактные. А конкретно - все записано в твоей генной памяти, в твоей ДНК. Можешь уехать хоть в Патагонию, ходить без штанов и питаться сушеными кузнечиками - ну, получится небольшой зигзаг в биографии. Все равно вернешься в журналистику. Так не лучше ли начать здесь, где обстоятельства за тебя, а там будешь идти к результату вопреки обстоятельствам?

Про гены и ДНК я тогда знал еще меньше, чем сейчас, но философствовать обожал, как все студенты. И со свойственным юному невежеству энтузиазмом принялся объяснять профессору, что его фатализм отрицает творческие возможности в познании и преобразовании мира, а это уже чистой воды релятивизм, который неизбежно ведет к усилению энтропии личности. Маргарита Сергеевна дождалась, когда я иссякну, и тронула мужа за плечо:

- Расскажи ему про Кенигсберг.

- Да, это по теме нашего разговора...

В войну Митрофан Иванович был разведчиком. Он прекрасно владел языком, имел надежную легенду, документы. В конце 1942 года его направили в Кенигсберг.

- Я должен был переправить контейнер, полученный через польскую явку. Видимо, они меня и сдали. У нас было соглашение с эмигрантским правительством о взаимодействии. Однако никакого взаимодействия не получилось, и через год соглашение было похерено. Что это значило во время войны, да еще для разведки, - объяснять не надо.

Как бы то ни было, меня взяли. Завернули локти - и в «опель», как в кино. Два мордоворота стиснули на заднем сиденье. Один забрал документы, другой - саквояж. А в саквояже лежал контейнер - огарок свечи, куда была запрессована микропленка. Меня еще в Польше проинструктировали: в случае угрозы провала зажечь свечку. Через несколько секунд детонатор срабатывает - пленки нет. Прекрасная инструкция, главное - проста в исполнении. Только вот спички у меня забрали тоже... В общем, сижу я между охранниками и свожу дебет с кредитом. Как ты полагаешь, о чем я думал тогда?

- Наверное, о том, почему вас взяли сразу, а не проследили до явки? - предположил я.

- Нет, милый, - вздохнул Митрофан Иванович. - Думал я о том, что жизнь моя, судя по физиономиям охранников, закончена, а у меня еще и девушки-то не было. Возьмись они за меня в ту минуту - неизвестно, чем бы дело кончилось. Но брала меня обычная группа задержания, а уж потрошить предстояло другим. И вот едем мы по узкой улочке, утыкаемся в хвост колонне грузовых машин. Стоим, значит... Уже после войны смотрел я «Подвиг разведчика». И когда увидел, как арестованный агент абвера в Москве бежит во время бомбежки, чуть не закричал в кинотеатре. Один к одному - мой случай. Взрыв, столб пламени, дым... Крайний грузовик отбросило, он опрокинул наш «опель» и смял его, как спичечный коробок. Меня спасли охранники: оба погибли, приняв удар на себя. Я с трудом нашел свои бумаги, саквояж и выбрался наружу…

- А потом?

- Потом меня переправили в Союз и месяц держали взаперти. Служебное расследование.

- Из-за контейнера?

- Представь: разведчик сообщает, что его неожиданно хватает абвер, но он геройски бежит вместе с донесением. Это же банальная легенда для перевербованного агента. Поэтому и заперли меня на месяц - искали по всему маршруту контейнера утечку информации.

- А что это за пленка была?

- Видишь ли, Гитлер в 1942 году начал операцию «Эдельвейс» на Северном Кавказе. Одновременно стал обхаживать Турцию на предмет объявления нам войны. Такая вот картинка: немцы вышли к Волге, захватили Таманский перешеек, подбираются к Грозному. А с той стороны стоят 26 турецких дивизий. Что в голове у турков, никто не знает, схема их укреплений - вот она, в Москве, но верить ей нельзя из-за какого-то губошлепа, который побывал в руках абвера. Вдруг это немецкая «липа»? Так что со мной еще гуманно обошлись. Даже Рамзеса из Турции привезли, чтобы подтвердить подлинность пленки.

- Какого Рамзеса?

- Того, кто пленку эту добыл. Он, кстати, и выявил канал утечки. Мы потом с ним на радостях напились: шлепнуть ведь могли обоих, не глядя.

- А Рамзес - это псевдоним?

- Что?.. Нет, его так звали: Рамзес Мухаммедович Саралиев. Татарин. Сейчас в Казани живет. Историк. Так что от судьбы не уйдешь. Вспомнишь мои слова через тридцать лет...

Я вспомнил Митрофана Ивановича гораздо раньше. Поработав на Севере журналистом, я ушел в милицию. Сейчас с содроганием представляю свои первые шаги, а тогда чувствовал себя превосходно. Единственное, что огорчало: меня долго не аттестовывали - я не имел звания, формы, оружия. На происшествиях, задержаниях мой партикулярный вид приводил в недоумение.

На одной из факторий какой-то мужик, упившись до чертиков, заперся в избе и грозился перестрелять весь поселок, если ему не принесут выпить. В доказательство намерений выхлестал из карабина окна в сельсовете напротив. Поскольку его изба занимала стратегически господствующий пригорок, жизнь на фактории замерла. Председатель сидел с радистом в сельсовете под столом и через каждый час посылал «SOS» в окружной центр.

Начальник милиции, с сожалением глядя на меня, тяжко вздохнул:

- Конечно, не следовало тебя посылать, но больше некого. На факторию вертолет идет. Так что беги в порт и привези сюда мерзавца.

И начальник уткнулся в бумаги. Я потоптался и пробормотал:

- Так... оружие хоть дайте. Пистолет какой-нибудь. Как я его из избы выманивать буду - пальцем, что ли?

- Пистоле-ет? - изумился начальник. Может, еще гранатомет? Вон, бланки возьми в шкафу - и все твое оружие. Пистолет ему... Ты же не аттестован, зачетов не сдавал. А ну как подстрелишь себя ненароком? Да себя ладно - задержанного грохнешь или из населения кого...

- А если он меня убьет, задержанный ваш? - сухо осведомился я.

И опустил голову, решив твердо никуда не ехать. Черт с ними всеми - жизнь дороже. Начальник, видимо, понял мое настроение. Он сел на край стола и махнул рукой:

- Ладно, придется сказать. Не убьет он тебя. Наш это человек, понял?

- Чей - ваш?

- Ну, не мой конкретно, - замялся начальник. - Понимаешь, он в войну в разведке работал. Его уже два раза пытались из партии исключить за пьянку, но КГБ упирается. О нем только и знаем - Саралиев Рамзес Мухаммедович.

Рамзес... Я стоял как дурак, бессмысленно глядя перед собой. Начальник, по-своему поняв мое состояние, усилил психологическую обработку:

- Ты вникни в ситуацию. Никто подвига от тебя не требует. Поговоришь, успокоишь его. А проще всего - дождись, когда он протрезвеет. Он тогда тише воды, ниже травы. Повяжешь его и привезешь. Вон из окружкома звонили - мы должны реагировать? Меня и так каждый раз на бюро полощут за то, что мер не принимаем. Ну, летишь или нет?

Я сглотнул и машинально кивнул головой.

- Вот и дело! - обрадовался начальник. - А я тебе премию выпишу… потом... по итогам года. Там работы-то: оружие изъять да Рамзеса по мелкому оформить.

- Почему по мелкому? - очнулся я. - Это же с применением оружия.

- Господи, опять за рыбу деньги! - застонал начальник. - Русским языком тебе говорю: нет здесь судебной перспективы. Это человек ниоткуда. И с тебя спросу нет, ты не аттестован. Езжай, горе мое!

Едва выйдя из вертолета, я попал в объятия предсельсовета, который запричитал, тряся мою руку:

- Ой, ойё, сделай скорее что-нибудь! Бухгалтер дома сидит, тракторист дома сидит, продавец в магазине заперлась - совсем работать нельзя. Всех грозит убить, водки просит, а где я водку ему возьму? Ты водки не привез?

Мы подошли к дому, пригибаясь за покосившейся изгородью.

- У тебя пистолет есть? - прошептал председатель. - Нету? Ой, ойё, ты на факторию первый раз едешь? Ни пистолета, ни водки...

- Ладно, кричи ему, чтобы кончал дурака валять.

Что потом происходило, помню плохо. Конечно же, испугался. Разговаривать с пьяным вообще тяжело, а если он к тому же в тебя целится... Постепенно напряжение все-таки ослабло, и Рамзес перестал грозить, даже развеселился:

- Ладно, пацан. Раз водки не привез - гуляй домой, штаны просуши.

- Водки я действительно не привез. Зато привез тебе привет от Митрофана Ивановича.

- Чего ты лепишь? Какого Митрофана?

- Сослуживца твоего. Помнишь, в сорок втором году вы с ним упились на радостях, что вас к стенке не поставили?

- А ты откуда про сорок второй год знаешь?

... До прибытия самолета я жил у Рамзеса. Запой у него прошел, и он целыми днями лежал под тулупом на продавленной койке. Он хорошо помнил историю, рассказанную мне Митрофаном Ивановичем, но от подробностей воздерживался. О себе рассказывал совсем коротко и односложно: пришел с войны - жена спуталась с другим. Запил, развелся. Перевели на преподавательскую работу. Потом - на хозяйственную. Потом уволили. Уехал на Север, докатился до этих мест.

Оживился он только однажды, когда я вспомнил слова Митрофана Ивановича о том, что наша судьба от нас не зависит.

- Верно Митька сказал, не зря ему доктора дали. Кабы знал, какая меня планида ждет, остался бы у турков. У меня же фирма была, я такими деньгами ворочал... Хотя нет - все равно бы вернулся.

Он получил тогда свои пятнадцать суток, как и предполагал мой начальник. Я через двадцать с лишним лет вернулся в журналистику, как и предсказывал Митрофан Иванович. Что же мне теперь толковать об энтропии да релятивизме?

Газета «Алфавит», № 3, январь 2000 года

От Сталкера. Спасибо Валерию Кузнецову за отличный рассказ и за разрешение опубликовать его в "Сталкере". Спасибо Сергею Калинину, который уступил мне "право первой ночи"  на этот рассказ в Интернете - вообще-то Валерий принес его для Bards.ru:о)


Новости красноярского Интернета

  Ну вот, ругался я давеча на красноярских линуксоидов - что они, дескать, не могут построить приличный сайт, посвященный своей любимой ОС. А эти самые линуксоиды взяли да и построили сайт  RussianLinuxGamesSite, очень даже насыщенный , особенно если учесть, что ему без году неделя. 

Открылась новая красноярская баннерная сеть, которая так и называется "Красноярская баннерная сеть". На сайте написано:

Красноярская региональная баннерная система. Огромный спектр рекламных возможностей!

За что купил - за то и продаю:о). Еще нашел там вот такую загадочную фразу:

Также, наша сеть является универсальным средством оплаты за ресурсы - Вы можете перечислять свои баннерные очки на разные счета

Три раза перечитал - ничего не понял. Старею, однако...:о)

На сайте "Мир напитков" пополнение: новая статья Игоря Шеина "Инородные бумажки на алкогольных бутылках". Это точно - скоро из-за кучи наклеенных акцизных марок не разглядишь и название вина. Игорь Шеин предлагает... что? Почитайте, узнаете!

На сайте РПК.РУ - очередное обновление. Комментарий юриста.

А вообще - чувствуется приближение лета. Как-то и новостей на красноярских сайтах совсем мало стало:о(( 


Взгляд

  Не пугайтесь - это просто ОМОН тренируется:о) 

Фото Ильи Наймушина (фотокорреспондента Рейтер), слова Сталкера..


Лента новостей

 


Анонс от Сталкера: 1июня мая  - "Точки на  карте" 

Затравочка: "Ну так вот. Сегодня у Сталкера юбилей. Два года - не хухры-мухры. Но речь пойдет не об этом:о)"

<< 31 мая 2000 года >>

  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100