Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 1 августа 2000 года >>

Гость

Петр Верещагин

Ветер душ (ч.4)

Начало см в выпуске от 18 июля.

4.

Со сборами на Или было покончено. Мы попрятали котелки и часть веревок в потайных местах. Наша маленькая хитрость. Зачем таскать на горбе лишнее. В недрах разветвленного, сухого, скального фиорда снаряжение в полной сохранности. Теперь фаланги да скорпионы будут за ним присматривать.

В пустыне так жарко, что невозможно ходить босиком. И как река не пересыхает? А скальная стена маршрута Серп к вечеру наверное раскаляется докрасна.

Ну, теперь пустыня нам не страшна, она далеко. Я же говорю, с ней покончено. Попрощались до осени. В горах прохладнее. Хотя и здесь в полдень не полазаешь. Зато утром и вечером благодать. Тень нисходит на скалу, и она теплая, мягкая ложится зацепами под пальцы.

Мы снова и снова собираемся в путь - дорогу. Правда, она не так далека как ранее. Внизу, около зеленого базара, остановка шестого автобуса. Это в десяти минутах ходьбы от моего дома. Маршрут шестерки вертикально рассекает город прямо вверх, к подножью прохладной череды белых шапок Заилийского Алатау.

Потом въезжаем в петли поворотов вокруг курчавых, в плодовой зелени склонов предгорий. У самого асфальта, речка Малая Алма-Атинка тараторит пенной, чистой водой.

В распахнутые окна автобуса врывается долгожданная прохлада. Солнце вспышками, сквозь зелень слепит глаза. Я жмурюсь. Но уже теребят за плечо, и пора выходить.

Напротив нас Лесничество. К крутому склону прилепилось несколько кое-как сделанных строений, сарайчики, городушки. Все это там, в легкой серебряной дымке на противоположной стороне ущелья. Там, еще выше, царство вечных снегов, здесь круговерть шиповника, боярки, крапивы и прочей травоядной зелени. Запахи, аж до горечи. Но по утрам свежо, воздух чист и прозрачен, почти нереален.

Тело ущелья перегорожено стальной стреказяброй селеуловителя. Высота метров десять, буквы в рост - что-то про ГТО на макушке. Упирается ребрами прямо в скалу. А стенка принципиально другая, не то что на Или. Небольшая и по площади, и по высоте. Метров двадцать, в пику двадцать пять. Скалка дополна изрезана трещинами, усыпана сколами, небольшими карнизами.

Ноги на зацепах стоят плохо, выскальзывают. Порода другая - гранит. Но ничего, вполне проходимо. Учим ее наизусть. День ото дня я набираю скальный опыт. Не то что раньше. Когда и до пятнадцати подъемов за день успеваю. А это - шестьсот скальных метров.

Мое тело само привыкает к разнообразию новых движений его окружающих. Я вживаюсь в скалу, срастаюсь с ее ритмом и духом. Пунктир подъема последовательно ведет меня до карабина. Руки берут карманы, ноги находят точное место для следующего шага. Тело раскачивается в такт маятником равновесия. В эти минуты нет ничего кроме движения, ни страха, ни усилий, ни боли. Оно поглощает меня.

Как водится, советуем друг другу до хрипоты. Старички отлично помнят каждый зацеп, каждое движение. А Володя знает даже большее: каждую мышцу работающую при этом, каждое наше колебание, каждую боль и страхи.

Его голос толкает в неизведанное, и скала принимает меня, подсвечивая тело непривычными нитями двигательных ощущений. Бывает, старшаки обижают нас излишней опекой. За меня думают, решают насколько высоко можно забираться на траверзе без страховки. Но леди Романтика прочно вцепилась в сердце ласковыми коготками. Я не злюсь.

Впрочем, и в этом я не один. Любой из наших отдаст за горы, скалы и людей рядом последнее, что у него имеется. Походы для мытья холодной водой жирной посуды, кажутся незначительными по сравнению с самой ночью в горах. Проникающая свежесть, насыщенность высотных запахов, объемность неба - где тут место для обыденности и раздражения. Просто смешно.

Как-то я лазал по траверсу без страховки и очутился чуть выше дозволенного. Так, метра три над землей. Тут же оказался наказан одним из "старичков". Саня Якно не столько больно, сколько обидно стегнул меня страховочным ремнем.

Непривычно и неприятно быть безответным, но я не тронул его. Хотя ох как хотелось. В новой среде, мое дворовое стало абсолютно неприемлемым. Я мог наказать его единственным способом: выиграть у него на соревнованиях. Вот истинное мерило наших отношений.

Большую роль играет и возраст, и количество лет проведенных в горах. А еще надежность в деле до мелочей: страховка, снаряжение, знание палаточного быта. Но отношение в компании, в большей степени преломлялось сквозь чистую и верную призму - работу на скале, лазание. Кто кого выиграл, и все тут.

Да и так, мне доверяли почти по крупному. В конце концов, я не один из залетных, случайных новичков. Ушел Лосев, попавший в секцию в один со мной день. И после нас производили наборы желающих, а народу не прибавилось. Сито для них оказывалось слишком мелким, и оставались немногие.

Они приходили, пробовали кусок не шибко сладкого, походного пирога и чаще прочего выплевывали обратно. А я прижился. Правда, был еще один неприятный момент, пережитый за этот месяц.

Мои редкие появления во дворе, нежелание подходить и здороваться за ручку с теплыми компаниями, оказались восприняты довольно превратно. Я поимел очень серьезный разговор со старшим, из которого вынес разбитый нос и фингал под глазом. Но действие оказалось только прощанием. Дело в другом.

Вследствие упомянутых бегов по пересеченной местности, я несколько раз не появился на тренировках. Коллегия собралась на лавочке у входа в Центральный стадион. Судили строго. Особенно наседали тетки, во главе с Татьяной.

Ведьма с зелеными глазами. Стелет, как по писанному. То шумлю слишком много, советую. То нос высоко задираю. А на тренировки опаздываю, и надежности никакой.

Приговор мог стать фатальным, и я расстроился окончательно. Но неожиданно за меня заступился сам тренер. И волна отступила. А это было так важно. Прошло чуть более месяца с начала тренировок, но я изменился.

Я чувствовал себя сильным, ловким, уверенным. Я подтягивался больше десяти раз. До Витюли еще далеко, но Амиру уже наступаю на пятки. По крайней мере в физической подготовке. Будни тянулись как заговоренные. Тренер шутковал: представьте, что за вами гонится целое племя разъяренных индейцев, и ноги в руки. Так мы и бегали.

Пришел месяц июль. Город казался скопищем раскаленных добела каменных коробок и кварталов. Да и на Лесничестве становилось невыносимо.

Скала целый день в лучах Солнца, и лазать по ней сплошное издевательство. Галоши плывут с зацепов, растягиваются, кажется, плавятся на Солнце. Пальцы становятся мокрыми, а потому скользкими. Шагаешь в напряжении, и простое становится сложным.

Володя и большая часть мужиков собираются в альплагерь Талгар. Денег не было, и ехали работать в местную пекарню. Зато положение сие дозволяло время от времени сходить на гору, при чем гораздо чаще, чем прочим недалеким участникам.

Собирался в Талгар и Маликов. Он-то нашел деньги на столь важное мероприятие. Из-под земли достал.

Толи в честь этого отъезда, то ли время пришло, устроили соревнования внутри секции. Для этого переехали на новую скалу - Азиатскую. Она почти у Медео, между Просвещенцем и конечной остановкой.

Утро выдалось яркое и светлое. Но свежие потоки воздуха с нетающих панцирей снега и льда высокогорья достигали этих мест. Не жарко, а до нереальности прозрачно и по особенному легко. Жизнь будто заново.

Красными лентами Володя отметил границы маршрута. Вылезти за них означает то же самое, что и сорваться. Старики показывают, как надо разминаться перед стартом.

Лазаем туда обратно траверсом по пологой стенке, машем руками и ногами, как перед тренировкой. Говорят, наша трасса проще, чем у них. Может оно и так, но меня смущает здоровенный карниз без видимых выступов, прямо по середине новичкового маршрута.

Для начала на нем попадали молоденькие тетки, затем пустили нас. Когда на карнизе приплыл Маликов, я сдрейфил окончательно. Теперь моей целью было долезть до карниза. Что я и сделал, правда, коряво маленько. Затем висел на руках, долго не решаясь на срыв. Но хоть данное действие удалось, и я повис на веревке. С облегчением.

Тренироваться на Азиатской оказалось значительно интереснее. Прямо над ней громадой нависала гора Мохнатка. Чуть далее, в небесной дали парили вечные снега вершин Ала-Тау.

Это были настоящие горы, хоть и в часе езды от города. Нам позволили роскошь ночевок под скалой. Невдалеке от дороги расположился палаточный лагерь. Он притулился на зеленом, тенистом от растительности островке. С одной стороны его ограничивала пенная, говорливая Малая Алма-Атинка. С другой, плотное темное тело шоссе, уходящее на Медео.

Тайком от лесников мы жгли костерок по вечерам и готовили настоящее походное варево. Иногда шли дожди, но они лишь прибавляют ощущения жизни. Житие здесь, оказалось таким же чистым и свежим, как горы и зелень окружающие стойбище, как свежий ветер накрывающий нас вечером и нехотя уходящий по утрам.

Лазали столько, что дух захватывает. Каждый день с рассвета, до заката муравейчики, оплетенные веревкой, сновали по скале. Дни отмечаются трехразовым приемом пищи. Чаще прочего, хочется съесть больше, чем дают и спать больше, чем влезет.

Я прошел и злополучный карниз и еще многое другое, когда, наконец, грянул такой дождь, что мы вынуждены были ретироваться в город на время, хотя бы для просушки. Сначала снимали веревки, а ливень напрямую окатывал упругими, косыми струями. Потом пережидали поток в палатках, да чуть не уплыли вместе с ними.

Володя разжег в соседней палатке примус и заиграл на гитаре. Они смеются, но и в нашей палатке не холодно - мокро. Лето. Парит асфальт. Даже не от Солнца, оно еще не проявилось из-за туч, просто так. Земля впитала в себя бездну тепла.

Придется тащится домой под грузом. Одежда и снаряжение промокли до ниточки. Мы топаем вниз к остановке, сгибаясь под неимоверной тяжестью мокрых рюкзаков, а я испытываю разочарование. Мне не хочется уезжать отсюда ни на секунду.

Но мы вернулись, и снова вечер. Солнце уйдет за гору, нас покинет его последний оранжевый луч. Мы уйдем в лагерь. Я буду сидеть у речки и опускать в ее ледяные воды руки и ноги. Так хорошо. Горит стертая кожа на кончиках пальцев. Саднят ушибы и порезы.

Самое главное не идет. Я злюсь на себя, на скалу, которая никак не хочет меня принимать. Делаю по двадцать подъемов за день. Это норма старика - 800 метров, но лишь простые маршруты лезутся хорошо.

Как она надоела - беговуха. Презрительное занятие для новичков. Неужели я более ничего не могу. Юрка Горбунов отлично понимает меня. Они почти постоянно лазают вместе с Витюлей. Связка.

А мне Юрча рассказывал о жизни в России. Там по другому. Сложнее что ли. А интересно, как это взять и уехать из дома. Может быть даже навсегда.

Юрка отличный парень. Я во многом подражаю ему. Зря старший братец забивает Юрчу на корню. Тренер, а инициативы никакой. Кроме скал у Юрки нет ничего. Вообще ничего. Вот бы мне так.

-Хорошо, - говорит старший товарищ, - давай, попытаешься сделать так, как я тебе расскажу.

-Ладно, - сразу же соглашаюсь я и цепляюсь карабином за узел на страховочной веревке.

Передо мной низ зеленой стенки. Это вам не конские бега. Это как раз то, что у меня не получается ни наскоком, ни через не могу.

Я полностью повинуюсь словам человека за моей страховкой, а он смело ведет меня по вертикальным поворотам на скале. Телу приходится вытворять совсем непривычные движения.

Я откидываюсь на руках как Ванька-Встанька из стороны в сторону. Я перехожу из противоупора в упор. Для меня нет горизонтальных зацепов, одни наклонные и вертикальные трещины и ноги, и руки в них. Я неторопливо доплываю до карабина.

Спуск вниз точно так же, болтаясь на зацепах маятником из стороны в сторону. Кружится голова, но не от высоты, от непривычного движения в раскачку. Желтым светом горят фонари рядом на шоссе. Их свет чуть приоткрывает серое в темноте тело скалы. Это пятый подъем. Я устал окончательно. Но счастлив.

Научился тому, чего не мог одолеть до сих пор. Шагают не только ноги. Шагает и тело, делая неудобные зацепы удобными, непроходимые щели проходимыми. С тех пор Зеленая стенка для меня самый привычный и приятный маршрут.

Продолжение следует.


Новости красноярского Интернета

Сайт компании Ключ был сделан в мае, одновременно с сайтом компании СИНТЕЗ-Н . И, похоже, одними и теми руками (не думаю, что компания "Ключ" содержит две команды веб-разработчиков). Что и удивляет: при всем при том, что сайт СИНТЕЗ-Н выстроен не весьма правильно, "от фирмы" (я об этом уже писал), сайт фирмы "Ключ" задуман и реализован очень грамотно (если не считать нескольких прописанных, но недоделанных возможностей). Это, действительно, сайт, служащий продолжением бизнеса компании, а не парадная листовка. Наличествуют всяческие сервисы типа техподдержки на сайте, запроса на встречу с представителем фирмы и так далее. То есть, сделан шаг в очень правильном направлении. Особенно, если учесть, что "Ключ" на самом деле очень сильно разбросан территориально: его представители и клиенты находятся чуть ли не в каждом сибирском городе. Именно корпоративный сайт может помочь организовать их эффективное взаимодействие.

Кстати говоря, узнал из сайта, что "Ключ" и Microsoft объявили о заключении соглашения в рамках программы PIP (Product Integration Program) об интеграции своих программных продуктов. Нехило:о) Поздравляю! Это, действительно, успех!

Сайт "Покров" стал двигаться от иллюстрированного прайса к специализированному информационному сайту. Теперь там публикуются статьи на военно-исторические темы. Кроме того, появилась подборка ссылок на сайты по теме. Опять-таки, путь извилисто, но в нужную сторону шагает автор сайта: если все пройдет как надо, мы в конце концов получим военно-исторический портал. Хотя, конечно, сначала надо будет набраться мастерства:о)

Сайт художника Вячеслава Болдарева . Ну, по вопросам оценки сайта и картин обращайтесь к Mr De Sign -у :о) Но вот мне "Окно для всех" понравилось.


Взгляд

 Продолжаем серию тувинских фотографий...

 

Фото Ильи Наймушина (фотокорреспондента Рейтер), слова Сталкера..


Лента новостей от

 


Анонс от Сталкера: 2 августа  - "База" от Марины Орловой

Затравочка:  "Об этом модеме мы уже упоминали, но вскользь, а ведь он заслуживает внимания – очень уж хорошее у него соотношение цена-качество. А еще сегодня будет обзор отличной видеокарты, и обещанный взгляд на прыжки цен на память"

<< 1 августа 2000 года >>

  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100