Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 11 августа 2000 года >>

Столбы

От Сталкера. Владимир Тронин (Боб Акула) - один из ярчайших историографов Столбов. Ходячая энциклопедия, неутомимый рассказчик. Незадолго до своей смерти и, как бы чувствуя ее, Владимир успел надиктовать эту книгу. Сейчас друзья Боба Акулы подготовили ее к печати. Требуется помощь в ее издании. Желающим помочь (деньгами, бумагой, типографскими услугами и т.д.) нужно обратиться к Владимиру Деньгину: т.(3912) 441027.

Владимир Тронин

Байки от от Боба Акулы

«Нелидовка»

По некоторым сведениям «Нелидовка» - самая старая из столбовских изб, стоявших в наше время. Ее появление связано с семейством Нелидовых, отсюда и название. Душевно описана жизнь в «Нелидовке» после войны в рассказе Н. Емельяновой «Жизнь розовая». Когда мы пришли на Столбы, жизнь была окрашена в более реальные тона. Еще не зная об этой избе, мы сначала наслышались, а потом и увидели ее наиболее известных обитателей, прежде всего, Бурмату. Некоторых потом пришлось видеть в качестве гостей «Вигвама». Веселились мы от рассказов о нравах в «Нелидовке». Говорили, что у них была традиция. Выпьют, побьют друг друга для раз­минки. А потом идут на большую дорогу гонять встречных-поперечных. Кое-что услышали мы о буйных нелидовцах от тех девиц, что везли с нами убогую на 8 марта (глава «Медичка»). Именно в «Нелидовке» убили в том же году бедного Кунцевича. Длинные языки столбистов передавали, украшенные их буйной фантазией, детали этого дела. Вроде и убивать его никто не хотел. Просто в заварушке стукнули его лопатой по голове. Дело обычное. Положили его под нары, накрыли тряпьем. К утру, мол, очухается. А он к утру остыл. Встревожилась почтенная компания. Приняли решение весьма своеобразное: отнести его и положить у «Перушки». Оттуда люди вышли, увидели и удивились: «Ничего себе гость!» Прикинули по следам - откуда что и принесли обратно. Теперь нелидовцам черед удивляться: «Опять пришел?!» Отнесли его и закопали за «Музеянкой». Оттуда и вынесли мы его в хмурую майскую ночь.

Что касается старой нелидовской компании, то удивил нас однажды мало известный нам факт. Когда вернулся из заключения Цыган, в разговоре по трезвой голове сказал нам следующее. Многие из компании «Абреков» пошли по уголовной дороге под влиянием именно нелидовских людей, прежде всего очень известного Мотни. Они сами там посидели и другим - молодым дорогу указали. Вот такой неожиданный поворот.

Менялись люди на Столбах. «Нелидовку» стали посещать художники. Мы знали Субботина и Костерина. Художники народ богемный, веселый. Один раз осенью они удивили даже нас, привыкших на Столбах ко всякой всячине. Приехали мы после восхождений в горах и решили полазить в последние теплые деньки. Подходим к «Перьям», а на них лезут... негры. Мы разинулисъ, ничего не понимаем. Только внимательно приглядевшись, узнали сначала Субботина, затем девицу, что училась у нас в институте. Ловко они покрасились краской типа грима, да и оделись экзотически - во все «не наше».

Нелидовка. Рис. Ю.Субботина

Нелидовцам стали тесны старые стены. Они, не разрушая их, стали сверху возводить новые. Тоже необычный для Столбов вариант. Пожить нелидовцам в новых стенах пришлось недолго. Трагически известной ночью 31 августа 1980 года вместе с «Искровкой» запылали новые стены старейшей столбовской избы. Кто поджег - точно неизвестно. Многие грешили на Косинскую. Все может быть - доказать невозможно. Сохранились рядом лавочка и место костра. Иногда, проходя, видишь у лавочки пустые бутыл­ки. Видно, приходят, вспоминают и уходят с печалью о прошлом в сердцах.

Уже была написана эта глава, готовилась к машинописи, как случайно услышал я от Р. Руйги о маленьком кусочке нелидовских будней. Решил добавить его. Немного освежить невозвратное прошлое.

Ходил в избу очень известный на Столбах одноглазый Вася Середкин - один из первых наших судей по скалолазанию. Ему сделали искусственный глаз очень хорошего качества. На ночь он опускал его в стакан с водой согласно инструкции. Но однажды вечером в избе он опустил его в стакан... с водкой. Утром все тот же Мотня опохмелился из этого ста­кана. В темноте не понял, что проглотил глаз. Долго преследовал Вася Мотню в надежде, что глаз когда-нибудь выпадет. Чем все кончилось - неясно. Но долго ходил Вася без глаза, пока не заказал новый. Такие вот были времена.

«Искровка» или «Искра»

То, что есть изба на Столбах с таким именем, узнали мы еще в первые наши скальные годы. Помню, как по тропе, каким-то чудом не падая, шел слегка трезвый мужчина, время от времени вскрикивая: «Я - Вэ Эс!!! Я иду в свою «Искровку». И, наверное, дошел, скорее всего, не сразу. Мог и с отдыхом. Темно тогда было.

А когда вырвался я на Столбы после трех лет службы (С.А.), мой друг Леня Петренко для ближайшего ознакомления со столбовским миром повел меня в «Искровку». И так случилось, что «Искровка» - первая изба на Столбах, где пришлось мне переночевать.

Пришли мы поздненько. Ленька специально не торопился, пока народ все выпьет и уляжется. Места нам достались на полу - хорошо, хоть мягкие спальники у нас были. Ночь прошла в обычном стиле. Это мы в «Нарыме» видели. Кто-то орал в пьяном бреду, кто-то блевал - его выбрасывали. Хорошо, хоть не стреляли и никого не били.

Утром мы ушли рано. Помню молодых ребят, ранее мне не знакомых. Клички «Гвоздь», «Баклан», «Шут». Кстати, потом через Шута купил я себе горящую путевку, да так и по ней не съездил. С института не отпустили. Больше в «Искре» бывать не приходилось. Зато с лихим искровским народом пришлось сотрудничать на скалолазании.

Самым заметным и грозным был Мосел, он же Вова Новоселов, по образованию учитель физкультуры. Личность известная. О его столбовских и городских деяниях можно целую книжонку написать. Но с ним еще его младшие друзья - Гога и Шмага, тоже личности известные. Так вот, эти лихие братья во время Всесоюзных соревнований на приз Абалакова присмотрели с вечера палатку, в которой новосибирцы оставили снаряжение и аппаратуру. Сторожа лагеря и трасс ночью уснули. А искровцы без шума забрали снаряжение и ушли через хребты в избу.

Этот эпизод запомнил я потому, что утром был большой шум. Сильно трясли нас - студентов, ночевавших недалеко. Мы кое-как отболтались. А новосибирцы утешились тем, что украли столбисты, может даже спортсмены, для дела. Это видно было по тому, что не тронули, молодцы, кино и фотоаппаратуру, что стоила даже тогда очень много тысяч.

В «Искровку» ходили нам известные спортсмены: Шура Губанов, Дуся Власова там тоже постоянно отдыхала.

Столбистская молва передавала время от времени рассказы о подвигах искровцев. Ребята они были лихие. И когда новые Абреки, набрав силу, сунулись и в «Искру», там завязались среди них очень своеобразные отношения. Иногда подерутся, потом помирятся, попьют вместе, могут и снова подраться. Но не слышали мы, чтобы кто-то кого-то из них сильно избил или порезали. Правда был один трагикомический эпизод промежду абреками с искровцами.

Шел как-то ночью, слегка шатаясь, Мосел между «Саклей» и «Искрой». И слышит из-за дерева такой спокойный вопрос: «Мосел, это ты?» «Я!!»... И больше Мосел ничего не помнит. Очнулся через некоторое время. Никого нет. Только шишка на больной голове. Кто? За что? Не понимая, побрел Мосел в избу!

Только лет через 10 узнали мы от Цыгана кто и за что. Старый Абрек Старчик пришел на Столбы после очередной отсидки. И никаких подвигов пока не планировал. Но шел по лесу и запнулся об коряжку. Встал, матюгнулся. Смотрит, а коряжка очень даже не простая. Из нее такая дубина справная выйдет. Сама в руку ложится.

Весь вечер Старчик почти не пил. Строгал, пилил, на костре обжигал. Даже стеклом зачистил.

Держит в руке и думает...

... У средневековых японцев существовал обычай - назывался «перекресток четырех дорог». Молодой самурай, получив свой первый меч, обязан был идти на ближайший перекресток и зарубить первого встречного - без различия пола и возраста. Так сказать, для испытания тела и духа...

Старчик, скорее всего, не читал про древних японцев. Но дух Абрека, видно, сродни самурайскому. Испытать дубье? Но где? А на самой людной трассе между «Саклей» и «Искрой»! Вот и стал он в засаде. И окликнул Мосла по всем правилам Войны. Старики говорят, что прежде, чем резать часового, у него надо прикурить попросить. Вот и спросил...

Искра жила своей веселой разгульной жизнью. Старики вспоминают, как напоили первый раз молодого, но уже знаменитого Шуру Губанова. Мосел сгреб его в охапку, разжал ножом зубы. А кто-то через вороночку налил Шуре водки. Отпустили и потом уж очень балдели. Глядели, как Шурика «штормило». Как он сначала хихикал, а потом плакал.

К чести искровского коллектива многие вспоминают их поведение 26 сентября 1972 года во время Вигвамовского боя. «Вигвам» собирался «проучить» Абреков. Звали в помощь «Искровку». Долго совещались в избе. Решающее слово сказала Дуська: «Хоть и всякое было с Абреками, но идти не стоит. Дело заваривается круто - могут быть покойники. При любом исходе мы прогадаем». Примерно так выразилась она и не ошиблась.

В зал суда над Абреками «Искровка» ходила охотно и большим составом. К слову сказать, ходили в «Искровку» не какие-то там уголовники, хоть и не паиньки. Это были в основном ребята с «Родины», часто из хороших семей. Из тех, кто о куске не думают. Да и работой себя многие часто не утруждали. Но это так, сильно не обобщая. Так вот на суде Цыган держит ответ. Прокурор ему: «Михайлов, вот вы ходили часто на Столбах в гости. К кому? Что вы там делали? Как к вам относились хозяева там, куда вы приходили?»

Цыган бодро отвечает: «Прихожу я раз в «Искровку». Там сидит Дуська (А сейчас Дуська тоже здесь, в первом ряду на почетном месте). Она говорит мне: «Саша, ложись со мной спать». Я отвечаю: «Пусть с тобой бобики спят!» Она обиделась. Сняла со стены связку карабинов (альпинистских) и ударила ими меня прямо по лицу. Те, кто был в избе, меня побили и выкинули». Представляете? В зале смех доходил до уровня рева.

Женщина-прокурор, с трудом становясь серьезной, спрашивает: «Куда вы потом еще ходили?» Ответ: «Я через неделю снова пришел в «Искровку». «И там снова была Дуська?», - голос прокурора почти дрожал. «Нет, там был Мурзик»... «Кто?» «Ну парень, Мурзиком зовут»... «Ну и что?» «Он жарил картошку на печке». «....?» «Мы с ним поругались. Он ударил меня сковородкой по голове. Было больно. Но еще неприятно, когда горячий жир затек за шиворот...» И дальше в том же духе.

А тем временем «Искровка» сгорела. Придется спросить у стариков, когда это точно было и какие причины.

Хромой бродяга

В 70-е во время Октябрьских праздников на Столбах всегда было много народа. Уходили с палатками и в дальние районы.

На Пионерской поляне в верховьях Калтата стояла большая группа с палатками. У костра песни, смех... И вдруг из леса по тропе вышел человек. На костылях, с одной ногой. Такого даже бывалые туристы еще не видели. От города хорошей ходьбы три часа.

Его пригласили к костру, стали спрашивать, как он сюда попал. Вид у гостя был явно не спортивный. В рваной фуфайке, зековская шапка на голове, небритый. Хриплым голосом бормотал что-то несвязное. Какие-то парни догнали, по дороге на машине подвезли, потом они шли. Обещали дать выпить, а потом бросили. И последний его вопрос всех озадачил:

«А далеко до города?» Его накормили, дали выпить. Положили в палатку. Стали советоваться, что с ним делать утром.

Из леса к костру с грозным ревом выбежала толпа незнакомых, спор­тивного вида молодцев. Кричат: «Где эта сволочь? Где он?!» Их объяснения тоже были неясны. «Убежал, украл, сломал! Бей...» Его вытащили за ногу из палатки. Взметнулся снег. Крики, удары... Хруст то ли костылей, то ли костей. Люди у костра сперва сидели, смотрели, не зная, что делать. Затем женщины закричали, мужчины кинулись...

Но нападавшие и пострадавший испарились во тьме.

Некоторое время немая сцена.

Потом - дружный хохот. Понял народ, в основном тоже столбовский, что их просто разыграли. Это дело «Грифов», решили, больше некому.

Кстати, в роли «хромого» выступал известный в городе альпинист, «Снежный барс», Ю. Сапожников.


Новости красноярского Интернета

Сайт "Психушка" от Руслана Сергиенко. На первый взгляд, хомепага как хомепага, но сделана со вкусом и, что особенно важно - с юмором.  Загляните обязательно. И вас там вылечат.

Страничка ООО "Галс" - это именно страничка. Ровно одна. Оформление, конечно, не профессиональное, но и не отвращения не вызывает. Содержания (надеюсь, что пока) маловато.

А вот это что-то новенькое: сайт художника, но без единой картины. Надо сказать, Маргарите Черняевой удалось-таки меня удивить.

А вот тут можно посмотреть, как проходит сессия у devil92.:

Экзамен:
Математическая логика - завалил
Физика - сдал, в зачетке стоит "удовлетворительно"
Высшая Алгебра - мммм.... готовимся.... завтра (17.06) экзамен

И после этого - ни одной записи. Ну, что сказать? Вышка - она и есть вышка:о)


ВНИМАНИЕ! КОНКУРСЫ!

Красноярский краевой фонд обязательного медицинского страхования ИЗВЕЩАЕТ о проведении открытых КОНКУРСОВ:

Дополнительную информацию можно получить у секретаря конкурсной комиссии Поповой Светланы Ивановны ежедневно (кроме субботы и воскресенья) с 9 до 17 часов по адресу: 660021 г.Красноярск, ул. Копылова 2”б”, тел. ( 3912) 56-69-61, 56-69-23, факс 56-69-47, e-mail: inform@krasmed.ru.


Взгляд

 Да просто слов нет:о)...

  

 Фото Ильи Наймушина (фотокорреспондента Рейтер), слова Сталкера..


Лента новостей от

 


Анонс от Сталкера: Следующий выпуск - 11 сентября. Сталкер уходит в отпуск:о) 

Затравочка:  ""

<< 11 августа 2000 года >>

  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100