Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 13 сентября 2000 года >>

Мысли вслух

Остановиться, оглянуться…

Нынче в Белокурихе мы возвращались с вечерней прогулки. Наш санаторий стоит на отшибе, и часть пути абсолютно не освещена: фонарей «России» уже не видно, а фонарей минздравовского санатория – еще не видно. Бабье лето, на небе – ни облачка. Я поднял голову – и обалдел. Столько звезд сразу я не видел, однако, с самого детства. В этом самом детстве я жил в таежных поселках, сильно увлекался астрономией и вечера напролет проводил где-нибудь на темном пустыре, проверяя на практике то, что днем вычитал в популярных книжках по астрономии. Потом был пыльный и дымный Красноярск, в котором на небо взглянуть было некогда, да и увидишь ли что, если даже и взглянешь…

Звезды над нами

В Белокурихе же, как и в поселках моего детства, до ближайшей трубы были десятки, если не сотни километров, воздух был чистым и прозрачным. Звезды покрывали небо так плотно, что казалось, все оно – сплошной Млечный путь. Я задумал блеснуть перед женой своей ученостью – и вдруг убедился, что, кроме Большой Медведицы да Кассиопеи с Орионом, ничего не помню. А ведь, не вру – когда-то мог показать не только все созвездия Северного полушария, но и в Южном тоже не растерялся бы. Жена меня утешила, сказав, что вот и матфак я тоже когда-то закончил, а интегралы табличные не беру.

Кайф мы все-таки словили, больше часа любуясь звездным небом, пусть и с безымянными созвездиями. А я вдруг вспомнил и заново ощутил свое тогдашнее состояние. Поселковое житье было унылым и однообразным, несмотря на то, что свободы и развлечений у поселковых ребятишек куда больше, чем у городских: тут тебе и тайга, и речка и много еще чего. Но над всем этим все равно было угрюмое однообразие взрослой жизни поселка, в которой была нелюбимая работа, бесконечные пьянки с драками, ненавистный быт. Все это  было не таким далеким нашим будущим, и я со своей астрономией как бы проламывался в другое пространство, в котором всего этого не было.

Но не только это было важным. Важным было еще вот что (и даже еще важнее): стоя на пустыре и вглядываясь в звездное небо, я впадал в странное состояние. Мир вокруг вдруг приобретал объемность и взаимосвязанность, я ощущал себя не просто пацаном, а полноправной частью Вселенной. Все это существовало не просто так, все было для чего-то. Звезды светили, планеты вращались, летали всякие астероиды. У меня явно тоже была какая-то роль во всем этом действе. Неважно, что я так и не понял тогда – какая. Важно, что я об этом вообще задумывался.

Объемный мир

И еще. В том же самом детстве я любил сидеть на высокой горе над железнодорожной станцией, с которой все было видно как на ладони, - и наблюдать копошение станционной жизни. Гоняли туда-сюда маневровый тепловоз, орали непрерывно станционные матюгальники, вползал на станцию транзитный товарняк и, постояв некоторое время, двигался дальше. И было странное состояние-ощущение, когда ты видишь все это сразу, одновременно, объемно и образно. Все это даже не складывается механически в единую картину, а вот прямо сразу существует как единое существо. Можно описать его, описывая отдельные компоненты, но получится совсем не то: получится пацан, сидящий на горе над станцией. Пацан отдельно, станция отдельно, гора отдельно. Ну и что? Вот и сейчас вы вряд ли поняли, что я имею в виду.

Кстати, был момент, когда все это было воплощено в образ, но, увы, не мной. В фильме, кажется «Профессия – репортер» был такой эпизод: герой лежит в полутемной комнате, где-то на улице иногда слышен звук проезжающей машины, крики ребятишек, разговоры какие-то. И больше ничего. Эпизод продолжается минут пятнадцать, герой все это время лежит в полутемной комнате, и за это время успеваешь впасть в знакомое состояние: да, вот оно, мир вдруг стал цельным и упругим.

И еще – не знаю, бывает ли у вас такое – а у меня бывало часто. Я беру какое-либо слово, самое простое: «стол» или «ручка». И просто повторяю его про себя на все лады. Вдруг от слова со звоном отлетает его обыденный смысл и оно становится просто словом, ничего не означающим. И я с удивлением вслушиваюсь в его звучание. Теперь это просто слово, само по себе, которое не имеет прикладного значения. Это даже не «глокая куздра», за которой все-таки что-там угадывается. А тут – ничего. Просто слово. Его можно вертеть на языке как леденец и получать от этого наслаждение. И каким-то непостижимым образом через эту нехитрую операцию ты вдруг видишь мир во всем его единстве. Весь и сразу. Всего лишь повторяя слово «стол». Может, в каких-нибудь эзотерических учениях это объясняется. Но я вот пришел к этому нечаянно, сам.

Хорошо забытое старое

И я в Белокурихе вспомнил это состояние, и научился входить в него снова. Я сидел с кружкой пива под тентом у ресторанчика «Рандеву», полностью расслабленный – и вдруг мир менялся. Я обретал вдруг удивительную чуткость зрения и слуха: видел (или мне казалось, что видел) незрелые грецкие орехи на ореховой аллее вдали. Нестройный гомон вокруг вдруг распадался на отдельные разговоры, и я, не вслушиваясь даже, слышал и понимал их все. Еще чуть-чуть – и я бы, может быть, обрел обоняние, которого сроду не имел, и на меня бы к тому же обрушился мир запахов. И дело было вовсе не в пиве (что там кружка пива - слону дробина), а именно в расслабленности.

Или сидели мы с женой на берегу горной речки Белокурихи, молча смотрели часами на кипение и бурление воды в узких промежутках между камнями, и опять наступало странное ощущение: я вдруг видел эту самую речку от самого истока до самого устья, я, можно сказать, сам был речкой, настолько я ее чувствовал и понимал. Вот тут-то и вспомнились мне слова Сиддхартхи о том, что жизнь – это просто Река. Появилась цельность существования, практически уже забытая за всякими повседневными делами.

По правде говоря, появились у меня большие сомнения относительно того, тем ли я вообще занимаюсь в последние годы – но об этом как-нибудь позже. Сейчас скажу лишь, что все, более-менее значительное, что я создал в своей жизни, появилось, как ни странно, не в результате бурной деятельности, а именно тогда, когда по каким-то причинам я из нее был выключен. Когда у меня появлялась уйма свободного времени, которое я немедленно посвящал или глубокому чтению, или просто обдумыванию. Когда я, как когда-то на пустыре, вдруг начинал ощущать жизнь сразу и одновременно, во всей ее многомерности. И наоборот, когда я смотрю, что мною создано в результате непрерывной работы по двенадцать часов в день, оказывается, что сделано, в общем-то, немало, но все это не то. Все это нужное и полезное, но все это временное, все это перестанет быть нужным и будет забыто уже через пару лет всеми, включая меня самого.

Торопись не спеша

Еще одна мысль, которая пронзила меня в Белокурихе и которая не дает мне покоя до сих пор. Наслаждаясь на отдыхе превосходными «Прогулками вокруг барака» Игоря Губермана, я вдруг вспомнил, что с декабря прошлого года я не прочитал ни одной книги. Ни одной. Был, правда, какой-то детектив, который я прочитал, лежа с температурой и от которого не сохранилось в памяти ни автора, ни названия, ни тем более сюжета. А вот «Игра в бисер» Гессе, которую я собрался было перечитать, так и лежит с декабря, открытая на четвертой странице. Со мной такого раньше не было. Какой бы дикой ни была нагрузка, времени и сил на чтение все равно хватало. Однако сейчас, читая серьезные книги, я чувствую сопротивление среды. Ту же «Игру в Бисер» я начинал раз десять, не меньше. Я пытался вчитаться и углубиться, а меня с силой выносило на поверхность. Вместо вдумчивого чтения получалось чтение по диагонали, а это не та книга, которую можно читать по диагонали. 

Виной тому не усталость. Я и в прежние годы нередко урабатывался дай Бог, да плюс к тому были ночные бдения с грудными детьми, всякие квартирные проблемы и так далее. Но все это не мешало мне читать серьезные книги, пусть даже ночью и урывками. Нет, виной тому привычка к интернетовскому стилю, торопливому и обрывочному. Вот в этом кроется одна из опасностей Интернета, до сих пор многими не осознаваемая. Интернет формирует особый стиль мышления. Интернет-журналисты вынуждены писать по-особому, с учетом экранного восприятия. Глубокие развернутые статьи в Интернете спросом не пользуются – уже в силу того, что их, скорее всего, и читать не будут. А если и будут – то по диагонали, а значит, не поймут. Значит, в ходу короткие информашки, а проблемные статьи отображают одну, максимум две мысли и занимают один, максимум два экрана. Сами статьи и сами мысли предельно конкретны и приближены к практике. С трудом представляю себе человека, читающего в Интернете, например, «Уолден или жизнь в лесу» Генри Д.Торо.

Что это на самом деле означает? Да то, что интернетовское поколение, даже то, которое считается читающим, просто пройдет мимо таких вещей, даже если напорется на них с помощью поисковой машины. Максимум, что они прочитают – это Пелевина, который в этой среде считается пределом интеллектуальности.

Дальше - хуже

Более того, как показывает практика, даже на людей доинтернетовской закалки Интернет влияет не в лучшую сторону. Чаты и аськи, не оставляя времени на обдумывание ответа, стимулируют торопливый и поверхностный стиль общения. Одна из причин того, что я «прибил» у себя на компьютере аську, заключается в том, что я вдруг обнаружил: общаясь в аське, я делаю кучу грамматических ошибок. Это я, у которого врожденная грамотность (ну, разве что с синтаксисом бывают проблемы). Или это безграмотность заразительна (с кем поведешься, от того и наберешься), или скорость набивки текстов такова, что мозги не успевают за руками, но факт остается фактом. Причем ошибки грубейшие – «абщаясь», «малоко» и так далее. Не говоря уже о возвратных формах глаголов: практически все интернетчики ставят мягкий знак там, где он не должен стоять, и я начал делать то же самое. Никогда в здравом уме я такие ошибки не совершаю. А в аське – пожалуйста. Любопытно, что, когда я пишу статьи, у меня таких ошибок нет (потому что статьи я пишу не спеша и со смаком). А вот когда отвечаю на электронные письма – есть. Занятно, да? Но и печально тоже…

Так вот, если бы все это касалось только грамматики. Сейчас много говорят о том, что Интернет возродил эпистолярную культуру, породил новые формы общения и так далее. Возможно, и возродил. Возможно, и породил. Да только в нужном ли качестве. Многочисленные форумы и мэйл-листы служат не для выяснения истины, а для выяснения отношений. Сколь элитным ни было бы собрание, с каких бы интеллектуальных высот ни начиналось обсуждение, уже буквально через день-другой вместо идей обсуждаются их носители, народ разбивается на противоборствующие кланы, ведущие непримиримую войну, а форум превращается в коммунальную кухню. Потому-то я никогда не хожу на форумы, если только там не обсуждают сугубо технические вопросы (да и там постоянно появляются юноши с горящими глазами, орущие «Мастдай» по любому поводу). 

То же самое касается и переписки: эпистолярная культура, существовавшая когда-то, предполагала, что ответ пишется несколько дней (в худшем случае часов), что каждая мысль не спеша обдумывается. И что читаться письмо также будет не спеша. В Интернете же, плюс к особенностям экранного восприятия добавляется цейтнот, ответы торопливы и невдумчивы. Некогда вчитываться, некогда формулировать мысли самому. Неряшливость порождает неряшливость, мысли поверхностны, аргументация - на уровне «сам дурак!». Излагается не та мысль, которая верна, а та, которая первой пришла в голову. Еще можно было бы догадаться, что ты неправ, но это – если перечитаешь свою переписку. А кто ж ее перечитывает? Да даже если и догадаешься – поезд уже ушел… Словом, переписка в Интернете взяла из себя все худшее, что есть в живом общении, не взяв из него то, что в нем есть лучшего. Зато добавилась виртуальность. И в живой-то жизни, как известно, видишь вместо человека некоторый миф о нем. Общаясь с человеком, которого не видел никогда и не знаешь, тем более имеешь дело с какой-то абстрактной фигурой. Вот тут и срабатывает механизм 3D-шутера – ты обращаешься с живым человеком как с нарисованным человечком. Добавьте сюда еще и анонимность (особенно в форумах), а как следствие – безнаказанность, вот вам и среда для развития худшего стиля общения.

И во все это с каждым днем втягивается все больше народа. Даже люди, помнящие другой стиль мышления, другой стиль переписки (а я, например, помню!), сами не замечают, как приводятся к общему знаменателю. А что говорить о тех, кто этого другого стиля и не знал? Не кажется ли вам, что лет через десять не останется людей, которые умеют думать – и останутся только те, которые умеют DOOMать? Которые умеют решать утилитарные задачи, но совершенно не умеют задумываться о смысле жизни?

Винегрет? Нет...

Ну, вот. Казалось бы, совершенно несвязанные темы – звездное небо, аська, железнодорожная станция… Винегрет какой-то. А на самом-то деле я все время говорил об одном и том же. Хотя, может быть, говорил коряво и поверхностно – похоже, Интернет не только отучил меня читать, но скоро отучит и писать… Хотя я-то для себя выводы сделал. И очень серьезно ограничу свое общение в Интернете. Кстати говоря, две недели в Белокурихе и до этого неделю в Нортландии у меня не было ни малейшего желания выйти в Интернет. Хотя техническая возможность – была. Время разбрасывать камни и время их собирать, а?

P.S. Уже утром, перед выкладкой, пришла на ум аналогия. Есть, например, воробьи. Клюнул там, клюнул здесь. Общение - "чик-чирик". Если собралось больше трех воробьев - поднимается шум, гам, начинаются драки и склоки. Очень мне все это напоминает интернетовский стиль жизни:о) Да, и еще, кстати: воробьи не могут долго держаться в воздухе. Минут пять, кажется.  Потому и не летают высоко и далеко... 


Новости красноярского Интернета

Вчера как-то не с руки было сообщить, а между тем в понедельник произошло событие в жизни красноярского Интернета. Как вы помните, 27 марта я опубликовал в "Сталкере" фоторепортаж Ильи Наймушина о досрочных выборах. В том числе были там фотографии голосующих староверов. Одну из этих фотографий беззастенчиво позаимствовала газета "Красноярский обозреватель" и чуть ли не в тот же день опубликовала (об этой истории я уже рассказывал). Илья Наймушин немедленно подал в суд. Дело, хотя и было простым, тянулось довольно долго (то не являлись ответчики, то заболел судья, и так далее, а однажды не явился свидетель, то есть я: каюсь, закрутился и забыл...). Но вот 11 сентября Октябрьский районный суд г.Красноярска вынес решение: иск Ильи Наймушина удовлетворить и взыскать в его пользу с газеты "Красноярский обозреватель" сто минимальных окладов в качестве компенсации морального ущерба плюс 3000 рублей в качестве компенсации материального ущерба. Итого фотография, спертая со "Сталкера", обошлась газете в 11300 рублей, что на порядок больше, чем если бы они просто купили ее у Ильи Наймушина. Помнится, я обещал репортаж с судебного заседания, но рассказывать особо нечего: ответчики так и не явились, сам Илья сейчас вообще в другой стране, так что суд заслушал адвоката Наймушина и меня как свидетеля.

Важность же этого решения в том, что создан прецедент. Как-то до сих пор считалось, что Интернет - это такая штука, в которой никаких авторских прав не существует. Ну вот, представьте - существуют, и еще как. То есть, можно, конечно, воровать произведения и дальше, но уже следует вдуматься - а может, дешевле купить?

Вообще, это тема, о которой я уже неоднократно говорил, а до людей, похоже, не доходит и н доходит. Интернет - это не какая-то другая принципиально новая среда, это часть реальной жизни. И в ней действуют законы, действующие в реальной жизни. Скажем, почему-то считается, что "бумажное" СМИ обязано проверять факты перед публикацией (и нести ответственность за распространение ложных и порочащих кого-либо сведений), а на авторов сайтов это не распространяется (думаю, что в ближайшем времени суд развеет и это заблуждение). Или, скажем, в обычной жизни за клевету и оскорбления уголовная ответственность есть, а в Интернете - нет. Уверяю вас - есть, и скоро в разделе "Гость" будет статья юриста с разъяснениями по этому поводу. Но неужели для того, чтобы все это, наконец, поняли, нужно обязательно, как в случае с "Красноярским обозревателем", доводить дело до суда? Неужели недостаточно обыкновенного здравого смысла? 


Объявление

 Красноярский городской совет
Комитет по физической культуре, спорту и туризму
Комитет по делам молодежи
Управление по экологии и природным ресурсам администрации города
Администрация заповедника "Красноярские Столбы"
Объединение столбистов

16-17 сентября проводят праздник

День столбиста

посвященный 75-летию заповедника "Красноярские Столбы"
и 50-летию проведения первых городских соревнований по спортивному скалолазанию

Праздник состоится в заповеднике "Столбы"
на Нарымской поляне и у скал Первый Столб, Перья

Программа праздника

16 сентября

11.00 Соревнования "Приз Столбов" Первый Столб
16.00 Песенно-костюмированный конкурс столбистских коллективов Возле Слоника

17 сентября

9.40 Открытие мемориального комплекса памяти погибших столбистов, альпинистов, спелеологов Кордон Лалетино
11.00 Массовое восхождение на Первый Столб Первый Столб
13.00 Открытие праздника столбистов Поляна Нарыма
14.00 Соревнования, посвященные памяти В.Теплыха Перья
15.00 Шоу столбистов Слоник
С 11.00 до 19.00 Выступления бардов и ветеранов-столбистов
Организация беспроигрышной лотереи
Поляна Нарыма

Взгляд

 Учения МЧС

  

 Фото Ильи Наймушина (фотокорреспондента Рейтер), слова Сталкера..


Лента новостей от

 


Анонс от Сталкера: 14 сентября - "Точки на карте". Обозрение обозревателей. БИЗНЕС-САЙТ 2000

Затравочка:  "Теперь я ученый. Теперь я все сайты подряд обозревать не буду"

<< 13 сентября 2000 года >>

  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100