Сталкер - Интернет-журнал
 

Домой


Новые сайты

Бизнес

Искусство

Компьютеры, интернет

Личное

Наука и образование

Общество

Персональные страницы


Stalker TOP
Наша кнопка
Используйте для ссылок на сайт эту кнопку


Rambler's Top100 Service

Архив статей

Сталкеровская премия

История компьютерного Красноярска

Гостевая книга

 О проекте

Полезные ссылки

Расписание самолетов

Расписание поездов


Яндекс  Что ищем?  
 Где искать? В Yandex По красноярским сайтам По каталогу сайтов

<< 24 января  2001 года >>

Мысли вслух

Своё имя

Статья, как вы уже догадались, посвящена использованию имен в интернете, и я, как обычно, буду называть вещи своими именами (есть у меня такая глупая привычка). Не надо, впрочем, тут же представлять автора в виде гнусного типа, зацикленного на одной маниакальной идее – вредности интернета. Да, интернет – вещь многосторонняя, местами великолепная, местами удобнейшая, местами эффективнейшая – и об этих его сторонах написано много восторженных статей, в том числе и мною самим. Есть, однако, у него некоторые особенности, еще как следует не оцененные. О них и речь. Например, интернет, при всех его замечательных свойствах, может существенно повлиять на мораль.

Оговорюсь сразу, что мораль есть вещь достаточно относительная – это некоторая система, принятая в некотором сообществе. Скажем, в Иране считается предосудительным есть свинину – а на Украине совсем наоборот.. Вот и в данном случае мы рассматриваем мораль, принятую в виртуальном сообществе – и сравниваем с моралью, принятой в оффлайне. Без каких-либо оценок, хуже там или лучше – а просто, чем отличаются и отличаются ли вообще.

Один из фундаментов интернета – не в техническом, разумеется, смысле, а психологическом, - никнейм.

Разумеется, никнейм – не изобретение интернета. Существуют клички в школе, дворовых компаниях, на зоне и так далее, и их история куда длиннее, чем история фамилий. Если я не ошибаюсь, три-четыре сотни назад большинство населения России обходилось без фамилий - а фамилии потом в основном из кличек и произошли.

Но интернетовский никнейм (давайте его далее называть коротко «ник»), имеет несколько очень существенных отличий от обыкновенной клички.

Во-первых, кличка дается человеку другими людьми, а ник человек выбирает себе сам. Какая разница, удивитесь вы – а разница-то большая. Кличка дается человеку для того, чтобы обозначить какие-то его особенные качества, выделить его среди других. Ник выбирается, наоборот,  для того, чтобы скрыться за ним.

Во-вторых, человек может придумать себе сколько угодно ников. С кличками это тоже бывает – у одного человека может быть несколько кличек. Но... опять-таки, все эти клички намертво привязаны к вашему бренному телу, и какую из них употреблять – это не ваш выбор, а выбор вашего знакомого, который о вас упоминает. Один из них знает вас как Лысого, а другой – как Доцента. А вот ник, под которым вы в данный момент намерены выступать, вы выбираете сами. Ощущаете разницу?

И, в третьих – сколько бы кличек ни давалось человеку, они в глазах окружающих соответствуют одному и тому же объекту. В интернете же один реальный человек может породить произвольно большое количество ников, как "привязанных" к конкретному человеку, так и "обезличенных". Так, например, об А все знают, что это на самом деле Ванька Иванов, но ведь Б - тоже Ванька Иванов, хотя об этом никто кроме Ваньки Иванова не знает.

Добавим ко всему вышесказанному, что использование ников является в интернете нормой, а использование реальных имени и фамилии как раз нормой не является. Вот такие исходные предпосылки. А теперь посмотрим, что из них вытекает.

Для начала - любопытное наблюдение: совершенно анонимным компроматом, выложенным без какого-либо указания авторства, брезгуют даже в интернете. Но при этом та же самая информация, подписанная совершенно произвольным ником, уже будет вызывать доверие, цитироваться и обсуждаться. Хотя, застрелите меня, я никакой разницы между этими двумя способами не вижу: подписаться вымышленным именем все равно, что не подписаться вовсе. Интернетовские же жители почему-то различают эти два способа (именно по степени аморальности), хотя никаких здравых объяснений этому нет и быть не может. Наличие «мыла» в подписи вообще приравнивается в интернете к удостоверению личности, хотя даже самому глупому чайнику известно, как завести себе сотню анонимных одноразовых ящиков на «бомжатнике». Впрочем, это только один из многочисленных парадоксов интернетовской психологии. 

Итак, в оффлайне анонимка считается однозначно предосудительным явлением, даже в нашей стране с ее нетривиальной системой моральных ценностей. Человек, которого уличили в отправке анонимных писем, становится отверженным, ему руки не подают. В интернете же всё строго наоборот!

Заметьте, я сейчас веду речь не о людях, пишущих анонимки – такие люди были всегда, и всегда будут. Когда появился интернет, они стали писать в форумах и мэйл-листах, до того они пользовались телефоном и рассылали анонимки на бумаге, когда не было бумаги – они клепали свои послания на папирусе. Речь не о них. Речь о тех, кто рядом с ними. Феномен именно в том, что вполне, казалось бы, порядочные люди, не видят ничего странного в том, что кто-то высказывает свои суждения о других людях, не открывая своего истинного имени.

Это открывает анониму широчайшие возможности, которыми он, в меру своей фантазии и пользуется. Я сейчас приведу несколько схем, которые подсмотрел в интернете. Реальные ники приводить не буду: во-первых, эти схемы распространены довольно широко, а во-вторых – толку-то, раз это все равно ники:о).

Итак, некто Х хочет дезинформировать сетевую общественность. При этом он может быть известен в сети под нииком х, а может и нет. Дезинформация, как правило, заключается в компрометации некоего У -  человека ли, фирмы ли, организации ли (список можно продолжить). Хотя, конечно, есть и более безобидные варианты, вплоть до дружеских розыгрышей. У при этом может быть сетянином с ником у, а может и не быть.

Первая схема совсем проста и одноразова:

ария гостя

Деза вбрасывается под одноразовым ником х1 – какой-нибудь «Андрей» или «Земляк» или «Гость», неизвестно откуда взявшийся, вдруг на каком-нибудь форуме сообщает сплетню и тут же куда-то навсегда исчезает. Почему не под ником х? Ну, даже у виртуальных личностей есть свои принципы. Х по ником х может потом участвовать в обсуждении сплетни, но к ее возникновению как бы отношения не имеет. Иначе даже у небрезгливого сетевого сообщества могут возникнуть вопросы.

Впрочем, эту проблему эффективно решает схема вторая:

репутация напрокат

И у виртуальных личностей есть такие понятия как репутация. Если достаточно долго пользоваться одним и тем же ником, он приобретает некоторые свойства, обычно присущие только реальным личностям. Даже если неизвестно, кто именно скрывается под ником, его поведение, его высказывания выстраивают некий устойчивый образ. Так вот, поскольку в виртуальной личности отражаются-таки черты личности физической, то эта самая виртуальная личность может скомпрометировать себя по полной программе своими высказываниями (например, завравшись до предела). Даже небрезгливые виртуалы перестают реагировать на её постинги. В реальной жизни это был бы крах: тебя сторонятся, к твоему мнению не прислушиваются, ты изгой. В виртуальной же – никаких проблем: старый ник выбрасывается, используется новый. Если же и его постигает та же участь – так в английском алфавите 24 буквы, да еще в русском 33. Это вообще феноменальный феномен; он полностью снимает все тормоза и ограничители и позволяет не заботиться ни о корректности своих высказываний, ни о какой-либо их доказательности. Какое там «береги платье снову, а честь смолоду», если можно в любой момент «загрузить» новую виртуальную личность с неиспорченной еще репутацией и юзать её сколько угодно! Ну да, и в реалайфе такие фокусы удавались – но там приходилось уезжать в другое место, а то еще и менять фамилию, а то так не только фамилию, но и внешность. А тут – пожалуйста, ты играешь сколько угодно раз на том же поле в новом качестве, до поры до времени неузнанный и неразоблаченный...

Схема третья:

глас народа

Нужно создать впечатление, что х не одинок в своей нелюбви к У, что это – не личное мнение Х, а общее мнение. И тогда появляется несколько персонажей х1, х2, х3 и так далее, которые наперебой сообщают об У нелицеприятные сведения, подтверждая и уточняя друг друга. При этом х1, х2, х3 могут выглядеть очень правдоподобно, с «мылами» и даже адресами домашних страничек, хотя обычно по лености используются обыкновенные безмыльные «Андреи» и «Гости». У постороннего читателя возникает полная уверенность в том, что «весь народ единодушно осуждает...», что, собственно, и требовалось доказать. Х под ником х может во всем этом участвовать, а может и как бы стоять в стороне. 

Схема четвертая:

игра в пас с самим собой

Требуется закрепить в общественном мнении некое утверждение, не соответствующее истине. Если сразу вбросить его как утверждение, то могут и не поверить. Тогда х1 высказывает его как предположение, х2 «обнаруживает» доказательство, х3 уже использует его не как предположение, а как факт, в каковом качестве утверждение и кочует далее. Для большей правдоподобности можно сыграть тоньше: например, х3 уличит х1 во вранье, но тут же выдвинет новое обвинение.

Схема пятая:

подстава

Схема проста до безобразия: Х просто периодически пишет под ником «у», компрометируя его «собственными» высказываниями. Схема особенно эффективна, если У в виртуальной жизни практически не участвует – но даже если и участвует, поди докажи, который из «у» подлинный.

Схема шестая... Впрочем, кажется, у меня получается пособие для начинающих анонимщиков. Повторюсь, однако, что все эти схемы я не своей больной фантазией породил, я высмотрел их на реальных виртуальных тусовках. Я давно уже занимаюсь анализом психологии виртуальных жителей, в архиве моем лежит куча скопированных тредов форумов, флеймов на мэйл-листах и прочего аналогичного материала. Некоторые особо выразительные треды я даже не поленился сохранить в виде скриншотов - материалы в интернете так недолговечны...

Суть-то, собственно, не в схемах (да, кстати, и эти схемы используются нечасто: обычно все делается совершенно по-простому, схемой номер один или два). Суть даже не в том, что виртуальная жизнь дает анониму возможности, которые и не снились ему в оффлайне.  Суть именно в отношении прочих обитателей сети к этим схемам. Они, обитатели, считают все эти схемы совершенно естественными и не противоречащими нормам морали. 

Любопытно, что все это происходит именно в сетевой среде, известной как бы чрезвычайной щепетильностью. По малейшему поводу вспыхивают скандалы с обвинениями друг друга в непорядочности, бОльшая часть флеймов опять-таки не о технических особенностях тех или иных платформ - а о морали. Но еще ни разу я не видел, чтобы кто-нибудь из сетевых жителей осудил анонима или хотя бы побрезговал общением с ним.

То есть, утверждается некий новый стандарт морали. Я не говорю, что он хуже или лучше, я говорю, что он однозначно другой. Единственное, что я могу сказать - что это не тот стандарт, который я могу принять для себя. Хотя, не спорю, может быть, это какой-то новый передовой стандарт морали, к которой я, закосневший в старых догмах, не готов. Моя жизненная философия, и впрямь, базируется на высказываниях каких-то замшелых личностей типа Толстого, Торо и Эпиктета, которые даже и не слыхали о протоколе TCP/IP. Я не могу эту новую мораль понять - и тем более принять. Так же всякие отсталые профессора восемьдесят лет назад не могли усвоить необходимость замены буржуазного судопроизводства пролетарской целесообразностью. 

Я далек от того, чтобы с пафосом обличать этот новый стандарт, вылавливать и предавать суду конкретных анонимщиков, организовывать общества противников никнеймов, и т.д. Но я, например, просто отказался от использования своего никнейма. Я им и раньше-то не шибко пользовался, а теперь отказался совсем. Я не хочу участвовать в процессе утверждения новой морали даже косвенно. Нет больше Сталкера, есть только Алексей Бабий. На всех сайтах, мною редактируемых, авторы будут подписываться только именем и фамилией. И так далее, вплоть до дифференциации переписки: письма, подписанные именем и фамилией, будут обрабатываться в первую очередь. Я понимаю, что буду в сети похож на  хохла, который нагло трескает бутерброд с салом на центральной площади Тегерана. Но, в общем-то, я всю свою жизнь прожил перпендикулярно общему потоку, ничего страшного...

Если же кого-то интересуют причины - извольте. Жесткая жизнь в реалайфе вынуждает человека ответственно относиться к своим словам, к своей репутации, вообще ко всему. В реалайфе исторически возникла некая система  обратной связи, которая вынуждает человека воздерживаться от ряда поступков. В виртуальной жизни этой системы обратной связи – нет. Ну разве что модераторы с их плюсометами, но это даже не смешно... Что происходит с системами, в которых нет обратной связи, хорошо известно. 

Человек – существо слабое. Человеческая натура – как вода. Для того, чтобы улучшиться, подняться - нужно делать некое усилие, к которому далеко не все готовы. Если в сосуде нет щелей, вода будет стоять ровнехонько безо всяких усилий. Если есть щели, то нужны усилия, чтобы не опустить уровень. Чем шире щели, тем больше нужно усилий, чтобы хотя бы сохранить статус-кво. А, чтобы опуститься, не надо делать никаких усилий – наоборот, все получается само собой. Виртуальное общение с использованием анонимных ников дает, по сравнению с оффлайном, дополнительные возможности по ухудшению самих себя.  Как показывает практика, люди эти возможности активно используют. Учтем, что количество виртуально общающихся землян быстро увеличивается, и для многих из них виртуальное общение по объему уже превышает реальное. Есть о чем задуматься.

Алексей Бабий


Взгляд

Вот меня всегда интриговало - а что это такое, чудо в перьях? Теперь знаю.

  

  Фото Ильи Наймушина, слова Алексея Бабия.


Анонс: 26 января - "База" от Марины Орловой. 

<< 24 января 2001 года >>

  

Пишите мне: alex@maxsoft.ru, сообщайте о новых сайтах и замеченных ошибках...




 Нет предела совершенству!

BISER

 

 Designed by MaxSoft © 1998-2001Go! Go! Go!      Красноярские Столбы  участник Rambler's Top100